Очередь постов Основная игра
Актовый зал Лепестка Лотоса - Henri D'ville, Marion Grey
Концертный зал - завершение! По желанию каждый может описать уход из зала.
Лесопарковая зона - Kayo Ryuu (10.09), Edward Palmer, Wei Ying, Allan Wellbridge
Стадион - Mark Donaka, Alexandra Palmer, Tinna Hjörleifsdóttirr Skyler Daniels, Bjørg Espen Andersen, Roxy Forset , Ciril Zhilin, Igor Osinin
Набережная острова Гонконг - Mikhail Zhilin(∞) , Andrew Tchaikovsky
Лес - Renzo Imamura, Layzen Rid,Kyle Johnson
Вверх страницы
Вниз страницы
❧ Школьная жизнь бьёт ключом. Ещё вчера три школы были отделены друг от друга, сегодня же директора заявили об их официальном воссоединении. Взбудораженным новостью ученикам предстоит заняться подготовкой к празднику в честь слияния школ и, конечно же, обсудить произошедшее.

❧В актовом зале Лепестка члены музыкального клуба и Фэйрчайлд Ван Вальденберг пытаются подготовить праздничный концерт скромными усилиями и в крайне сжатые сроки. Разногласия в ходе подготовки, а также общая несобранность и вялость приводят к тому, что Фредди посылает все куда подальше и в истерике сбегает из актового зала, твердо уверенный, что ноги его в школе больше не будет.

❧В концертном зале ученики Лепестка ломают свои головы над тем, как его украсить. Обсуждение прерывается в связи с галлюциногенным газом, созданным Эммори Гринлоу. Уже имеются легкие травмы как морального, так и физического характера, а бедная мисс Иванова надеется, что ей все же не придется распрощаться с премией.

❧На стадионе тоже не все гладко. Взревновавшая Скайлер в образе хорька кусает Бьёрга, совершенно не с тем эффектом, которого она ожидала: Бьёрг переносит свои раны на Тинну, после чего ему вдобавок приходится испытать силу кулаков Сирила Жилина за оскорбление чувств верующих, а также удивиться (как и всем присутствующим), что Скайлер, оказывается, умеет говорить. Влившийся в их теплую компанию школьный психолог помочь разрешить острую ситуацию ничуть не помогает. Впрочем, есть шанс, что вскоре происходящее на стадионе вновь вернется в деловое русло.

❧В лесопарковой зоне Стебля ученики Пыльцы накрывают столы для фуршета под неусыпным взором Гюнтера Лейманна, не забывая в процессе хвастаться своими умениями. В результате крупной ссоры между Эдвардом Палмером и Рензо Имамурой последний убегает в чащу леса. Гюнтер, кажется, сам уже не рад, что в принципе однажды связался с преподаванием в школе, а окружающие тактично пытаются сгладить ситуацию и доделать все необходимое.

❧Рензо Имамура, сбежавший в лес, предается размышлениям о собственной ничтожности. Его ищут Кайл Джонсон и Лайзен Рид по поручению Гюнтера.

❧Хизер Форсет сбегает с острова, не желая участвовать в "глупых заданиях от тупой школы" и неприкаянно бродит по Гонконгу. Как известно, если что-то может пойти не так - оно обязательно пойдет, поэтому Форсет сталкивается с Андреем Чайковским и Михаилом Жилиным, которым очень интересно, почему девочка не в школе.

❧Директора в мыле носятся по комплексу и пытаются срастить несращиваемое.

Продолжение следует?

Sapphire lotus: battle for your dream

Объявление

Время и погода 4 октября, 2013 год, день. На улице тепло. Яркое солнце, голубое небо с редкими кучевыми облаками, лёгкий ветерок. Словом, погода изумительна. Связь с администрацией Skype: simply_hao
О форуме Рейтинг: 18+;
Система: локационная;
Жанр: АУ, приключения, фантастика, повседневность; Акции Игроки ищут Власть имущие
Новости
15.05.2015 Проводится перекличка здесь.

13.02.2015 Панель с очередью постов временно переехала в левый край и теперь открывается по клику. Не теряйте =)
Наши партнеры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sapphire lotus: battle for your dream » Настоящее » 04.10.2013||Правильная журналистика


04.10.2013||Правильная журналистика

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

0.Связанные и предшествующие эпизоды:
03.10.2013||Срочное совещание директоров
04.10.2013||Придумать праздничный концерт
04.10.2013||Придумать конкурсы
04.10.2013||Украшение концертного зала
04.10.2013||Украшение территории
1.Время и место действия:
4-е октября 2013-го года, 15.00 и далее.
Редакция школьной газеты
2.Общее описание:
Дэн и Алекс уже месяц совместно работают в школьной газете. У них мало общего, но в одном они точно согласны: новости должны быть цепляющими.
3.Участники:
Дэниел Батлер и Александра Палмер
4.Что дальше:

+1

2

Окошко мессенджера было абсолютно пустым: получается, что за весь месяц с Алекс она ни разу не переписывалась. Это нормально. Дэн вообще ни с кем не дружила. Но Алекс по крайней мере не приторно-сахарная лицемерка.
А ещё она быстрая. И фотограф. Этих качеств Дэн сейчас очень не хватало. Особенно это заметно по нечётким фото, которые Дэн пыталась незаметно сделать из кустов.
И Алекс тоже, очевидно, не нравится подход светоча нравственности и равноправия всея Сапфирового Лотоса к написанию новостей.

Привет
Это Дэн
Тут зассанец-япошка обвиняет Эда в расизме 😂
И вообще все срутся и вопят
А у вас что-нибудь интересное происходит?
Я к чему
Никто не ссытся кипятком от радости воссоединения
Я собираюсь в редакцию, делать спец-выпуск реальных новостей
Ты как?

Дэн аккуратно вылезает из кустов, подальше о взглядов преподавателей, и отряхивает задницу от сухих травинок, налипших на джинсы.
Больше всего она опасается, что сейчас у Палмера забренчит его моднявый айфончик.

+2

3

Её мобильник с тихим мрачным «шшш» оповестил о новом сообщении. Алекс открыла его, и некоторое время с недоумением смотрела на имя. Насколько она помнила, ей не приходилось общаться с Дэниел, по крайней мере, где-то помимо общих клубных вопросов. И получить сообщение от неё было, как минимум, странно.
Думала Алекс быстрее, чем читала, поэтому успела предположить худшее и нахмурилась. Мысль: «Чего это ей от меня надо?!», — быстро сменилась беспокойством за брата — первым человеком, который как-то их связывал между собой.
Девушке понадобилось перечитать сообщение дважды, чтобы вникнуть в содержание, и хмурое выражение на конопатом лице только утвердилось.
Отвечала Алекс быстро.
«Эдди в расизме? Серьёзно?! :canthearyou: »
Алекс напечатала также: «Да он как пони: кушает бабочек, какает радугой и столь же далёк от любых человеческих неравенств!» И тут же стёрла. Дэниел не была ей подругой, а Эдди был братом. Как ни крути, но не стоило выражать свои мысли в сколько-либо негативном ключе против брата с почти посторонним человеком.
Не стала она дописывать и: «Маму свою пусть обвинит в расизме, чмо закомплексованное!». Это звучало грубо, хотя, с точки зрения Алекс, справедливо. Она не верила в расистское поведение брата, и не верила, что обвинение в расизме имеет основание. Значит, кто-то (какой-то дранный япошка!) обвинил не справедливо. Будучи человеком позитивным, искренне видящим в людях лучшее, Алекс решила, что обвинили не специально. А, значит, дело в комплексах.
«Я тут конкурсы придумываю ради благой миссии объединения. Все успели перецапаться и подраться. Даже кровь пролилась! Не будь тут двоих взрослых, возможно, всё кончилось хуже. А, может, и лучше. Всё равно они нихрена не делали. Только нотации читали.
Не понятно, то ли все на взводе и психуют из-за школьного объединения, то ли это в принципе нормальное для нас поведение: кто-то говорит бездумно, кто-то слишком остро реагирует, и пошло-поехало.
За всё собрание только несколько дельных мыслей про конкурсы и тонны морали и недовольства. Бесит. Я ушла.»

Всё это Алекс накатала за считанные секунды, тремя полноценными сообщениями, набирая текст одной рукой. Параллельно она решала, как поступить с предложением Дэниел. Глупой Алекс не была, и легко догадалась, что значит «реальных новостей», хотя, конечно, могла попробовать испытать терпение малышки Дэнни и спросить, что она имеет в виду? 
Алекс также интересовало, кого она собиралась подключить к созданию этого спецвыпуска. В сообщение было «я», не «мы». Следовательно, как минимум, в издательство она шла одна. Возможно, параллельно озадачивая себя поиском команды.
«Готова поклясться, что Эдди в этот список не входит», — девушка криво усмехнулась, и отложила решение по тому, как относиться к этому факту, на потом.
«Сейчас двину к себе, оставлю Грушу в комнате, возьму камеру и приду в клуб. Там поговорим.» — написала она последнее сообщение, убрала телефон в карман и ускорилась. Если что-то делать, то не откладывая в долгий ящик.

+2

4

«Ок» - Дэн ответила по сути только на последнее предложение. О деталях произошедшего на стадионе лучше расспросить при встрече. К месту которой стоит поспешить. Пусть Дэниел уже подходила к корпусу, но у младшей Палмер была супер-скорость.
И всё-таки редакция была пуста. Дэн щелкнула выключателем. Лампы зажжужали, освещая помещение: хотя за окном солнечный день, через маленькое, зарешёченное жалюзи окно всегда проникает мало света.
Её рабочее место одно из лучших в редакции, где всего два стола стоят так, что экраны компьютеров не пробиваются с места главного редактора. Это позволяет порой расслабиться, вместо выполнения очередного суперского задания просматривая соцсети. Сейчас надзора за Дэн никакого, задание она сама себе придумала. Это и было одной из причин позвать Алекс: не так просто бросить что-либо, когда в планы уже посвящены другие.
Чистый лист выводит из себя похлеще окошка мессенджера. Чтоб хоть как-то забить пространство, Дэн печатает: «Объединение после начала учебного года – идиотская затея». В основном в клубе она спорила с тем, что предлагает Палмер, на том и выстраивая план своей работы. Сейчас никто не фонтанирует радужными блестящими идеями, так что и отталкиваться не от чего. А в голове пусто, как в том холодильнике, где мышь сдохла.
Подумав ещё немного, она выдавила из себя какое-то подобие плана, включающего в себя необходимость разобраться, откуда вообще пошло такое разделение, собрать (ну или придумать) несколько комментариев учеников по этому поводу, и недоумение, почему именно сейчас? - когда, наконец, появляется Алекс, даже ничего не снося на своём пути. В отличие от многих людей с супер-скоростью, которых Дэн встречала в других школах, Алекс обычно вовремя тормозила, словно у неё не только тело быстрое, но и реакция. Удобно.
Дэн коротко приветственно взмахивает рукой, оглянувшись через плечо и, как сидела, подогнув одну ногу под себя, двигает кресло вправо, приглашая девушку взять себе стул и присоединиться к обозреванию почти пустой страницы.
Не густо.
- Честно: я хрен знает, как это делается. Только понятно, что раз уж мы – школьная газета, то должны написать про слияние школ. Сейчас. А не вечером перепечатать вдохновенные и прилизанные речи директоров, - она щёлкает мышью, хаотично выделяя разные слова, пытаясь сосредоточиться. По-хорошему, надо было заняться сбором материала вчера – теперь найти людей для интервью будет сложнее. Все где-то припаханы. Придётся работать с тем, что есть. И работать быстро. В восемь уже будет «официальное» интервью, которое Палмер выбил у директоров.
- Ты сказала, у вас там до крови подрались. Удивительно, меня-то не было, - Дэн криво усмехается. – В парке тоже чуть до драки не дошло. Имамура – то ещё гадёныш. Но ссыкло. Лезть на старшекурсника при преподавателе - совсем не его стиль. А ещё мне птичка напела, что в концертном зале вообще трешак: кто-то всех конкретно закошмарил, до галлюнов, - она открыла переписку на смартофоне, пододвигая его Алекс, не забыв промотать начало диалога. Не факт, что девочке понравятся аргументы, которыми она мотивировала «птичку» поделиться информацией. – Как-то много для одного дня.
Она хитро поглядывает на Алекс. Лист по-прежнему пуст, но рассеянность сменяется задором. Это вызов. И шанс сделать что-то стоящее.

+1

5

По направлению домой Алекс не особо торопилась. Во-первых, ей нужно было время, чтобы мало-мальски осмыслить предложение Дэниел и определиться, что она собирается с ним делать. Интереснее всего, было принять. По крайней мере, в этом случае школьная газета имела все шансы выглядеть газетой, а не глянцевым журналом с первоклассными выпускниками на обложке, с правильными речами и чистыми классами. Алекс ничего не имела против идеального мира, но продолжала навязчиво видеть его не идеальность. Это несоответствие заметно её раздражало, а чувство справедливости требовало внимания ко всем остальным: сирым, убогим, некрасивым, тупым, злым — всем, кто остаётся за кадром, когда делается фотообложка.
Во-вторых, и, пожалуй, в главных, ей не сильно хотелось перенапрягать Грушу — хорьку итак досталось нехило, нечего его тягать на супер-скорости по всей школьной территории. Да и в общем походило на то, что прогулки остались для неё в прошлом. По крайней мере, если это прогулки в общество.
«Она никогда так не делала», — вновь подумала Алекс со смесью смущения и злости. Правда, злиться было совершенно не на кого. Разве что на себя или на Грушу. Но на себя злиться непродуктивно, а Груша — всего лишь хорёк. Умный, замечательный, игривый зверь, который не может отвечать за свои поступки.

Алекс с чувством глубокой вины заперла Грушу в клетке.
После захватила старый, выгоревший, растянутый рюкзак, кинула в него две бутылки воды, пачку печенья, пачку шоколадных конфет, две железные термокружки и пару зарядников. Фотоаппарат она перепроверила и повесила на шею, на случай, если по дороге попадётся весёлый кадр. 
Закончив со сборами, она заскочила в столовую, купила два больших и сладких латте, перелила их в кружки и снова загрузила в рюкзак. На то, чтобы метнуться туда-сюда по территории и сделать несколько фото со счастливыми лицами воодушевлённых объединением учеников, не потребовалось много времени, но было похоже на то, что Дэниел, засевшая у компьютера в клубе, успела слегка заскучать.

— Привет! — бодро возвестила Алекс, передвинула стул ближе, плюхнулась на него с ногами, усевшись по-турецки. Рюкзак с грохотом свалился рядом со стулом, а фотоаппарат девушка аккуратно расположила на ближайшем столе, отодвинув от края на максимальное расстояние так, чтобы даже нечаянно не задеть за ремень и не уронить.
Она бросила взгляд на практически чистый лист, хмыкнула и внимательно посмотрела на Дэниел, полагая, что у неё будут какие-то объяснения. В конце концов, именно Дэниел позвала её писать статью, а не наоборот. В общем-то, так и случилось, хотя было похоже на то, что малышка Дэнни Батлер сама не знала, чего именно хочет.
«Ну, как раз это нормально», — подумала Алекс и покачалась на стуле, балансируя то на одной паре ножек, то на другой. Она внимательно выслушала рассказ своей соклубницы, внимательно перечитала переписку и сильно нахмурилась, запомнив, что именно Имамура что-то там имел против её брата.
— Он просто больной ублюдок, — буркнула Алекс. Услышав имя япошки, она уже не так была уверена, что его обвинение — всего лишь закомплексованный бред. Котелок у Имамуры варил, но, как правило, яды.

Отвечать на вопросы Дэниел, даже на те, которые не были заданы вслух, Алекс начала с конца.
— Да ерунда, — она небрежно махнула рукой, припоминая ситуацию на поле, — звучит круче, чем было на самом деле. Груша внезапно кинулась на Бьёрга, Бьёрг передал рану Тинне — вот тебе первая кровь. Потом он что-то брякнул... — девушка нахмурилась, — честно говоря, я так и не поняла, что в его словах было ТАКОГО, но Сирил озверел, накинулся на него, разбил ему лицо и себе кулак — вот вторая кровь. Сирила ударила я, но там уже крови не было. Всё оставшееся время общество ныло об отсутствии уважения друг к другу, перемежая одними и теми же предложениями о конкурсах. Ничего интересного, хотя при желании ситуацию можно подать ого-го как. Вопрос: есть ли такое желание? — Алекс снова внимательно посмотрела на Дэниел. Если бы рыжая была уверена, что Дэниел делает что-то в этом клубе просто назло её брату, то оставила бы её здесь одну. Может, не стала бы ябедничать, но определённо не стала бы и помогать.
Однако было в её словах что-то такое, с чем Алекс была согласна. Она видела журналистику, как демократическое средство связи общества и власти. Средство объективное, насколько может быть объективным зеркало. Алекс понимала, что её видение тоже является идеализацией, но, по крайней мере, в её идеализации было место не только для хорошего, но и для плохого, а, значит, её идеализация лучше отражала мир.
—Вообще зависит от того, что именно ты хочешь рассказать, — Алекс перегнулась через стул, достала рюкзак и принялась в нём копаться, доставая кофе и сладости. — Как ты сама смотришь на школьное объединение и что хочешь о нём сказать? Нас тут только двое. Я могу передать на словах два-три мнения, которые услышала, но их нельзя считать интервью. Значит, нужно говорить и писать от себя. В конце концов, мы тоже школьники этой гребанной школы.

+1

6

Дэн понимающе хмыкнула в ответ на нелестную оценку Имамуры. Многие часто делят мир на чёрное и белое, где Дэн, как правило, находится на тёмной стороне, в то время как жертв её жуткого террора заочно считают несчастными несправедливо страдающими няшками. Но Имамура бесит окружающих безмерно. Настолько, что некоторые даже игнорируют издевательства Дэн. Что-то подсказывает, что если Алекс увидит, как Дэн макает япошку в унитаз, то мимо пройдёт едва ли, но эти неприкрытые оскорбления давали какое-то чувство единения. Точку соприкосновения.
Которую особо раскрутить не получится, потому что надо заниматься делом.
Клацанье ножек раскачивающегося стула Алекс вторит щелчкам компьютерной мыши, словно непонятный рваный ритм, заставляющий сердце биться быстрее. Кондиционер, предусмотрительно включенный Дэн сразу по приходу, создавал приятную прохладу, но ладони внезапно вспотели. Набить кому-то морду? Окей. Отжать деньги? Нет проблем. Стянуть что-то из магазина? И вовсе пустяковое развлечение.
Здесь было сложнее. Не потому что она без разрешения собиралась влезть на территорию Палмера. Или публично поставить под сомнения действия директоров и Министерства Образования заодно. Ну что они сделают? Пальчиком погрозят? Ещё одну запись в личном деле намалют?
Но не хотела не просто покритиковать кого-то. Для этого не нужна газета. Она действительно хотела сделать что-то хорошее. Хорошую статью. Это не просто привычные плевки в лицо тупой пригламуренной системы.
Поэтому всё должно быть правильно.
Пожевав губу, Дэн качает головой:
- Нет, раздувать ничего не хочу. Все и так на взводе. Я хочу максимально честно обо всём этом написать, а не раздуть это искусственно ещё сильнее. Нам и так происшествий хватит. Вот ты часто бьёшь кого-нибудь? А на твоего брата кричат? Молчу уж про массовые галлюцинации, - ей не нравились прилизанные отчёты о всеобщем благоденствии. Но и громкие заголовки об индиго, выкосивших целую семью, за которыми кроется ребёнок, по глупости и неосторожности поджегшим один-единственный несчастный улей, не нравились в той же степени. Две стороны одной медали. Ей скорее хотелось переплавить эту медаль к чертям. Если можно так пафосно думать о школьной газете. Ну надо же с чего-то начинать?
- Я просто хочу показать, что это не такое уж мега-крутое и радостное событие, как нам собираются втирать. То есть, мне самой-то как-то всё равно, - Дэн пожимает плечами. – Я была во всех школах. И знаешь, нигде нет такого маразма, чтоб три школы на одном месте стояли. Три почти одинаковые школы, - Дэн видела, что некоторые ученики видели серьёзную разницу между школами, вполне разделяя на этом признаке «своих» и «чужих». Сама Дэн была чужачкой. Чуть больше месяцев назад она оказалась здесь. И ей, со стороны, было видно, что всей разницы тут шмотки, общага, да главный директор. – Нахуя нужно это разделение? Откуда это вообще пошло?
Возможно, что-то про это было написано в красивых информационных буклетах, которые Дэн, разумеется, даже не открывала. Чтобы восполнить пробел, она открывает сайт школы, мгновенно выскакивающий стартовой страницей браузера.
- А если это зачем-то нужен, то нахуя это убирать? Тем более так убирать. Посреди года. Мне вот интересно, нам теперь что, новую форму менять будут? Только зряшная трата денег, - Дэн вытирает ставший холодным пот с ладоней о джинсы, представляя на их месте ткань форменной юбки.
- Вот ты тут намного дольше. Как тебе это воссоединение?

+1

7

— Честно... — эхом отозвалась Алекс, открыла «свой» стакан с кофе, сделала большой глоток и зашуршала фантиком от шоколадной конфеты. Конфета оказалась вкусной, но настолько сладкой, что в первую секунду ей свело челюсти. Алекс не любила это ощущение.
— Честно — это хорошо, — девушка задумчиво разжёвывала конфету, глядя в потолок и пытаясь собрать воедино свои мысли. — Ешь, — она кивнула на принесённый провиант.
Если честно, то изначально идея объединения школ ей резко не понравилась. Она не представляла, каким образом можно организовать это объединение так, чтобы всех всё устроило. 
Если честно, она не считала, что карамельные речи преподавателей помогут детям смириться с данностью и понять, что вот так теперь надо. Именно так, а никак иначе. А то «иначе», с которым они жили годами, теперь неправильное и его надо выкинуть на помойку.
Если честно, её задел Бьёрг и его уверенность, что всё прекрасно, мирно и хорошо. Она рассчитывала на его поддержку и, строго говоря, собиралась бунтовать против режима. Как именно Алекс не решила, но была уверена, что бунтовать надо, как минимум, для того, чтобы направить негативную энергию учеников не против друг друга, а против администрации.
Если честно, ей до тошноты было противно участвовать в детском утреннике под названием «придумать конкурсы». Следующим шагом, видимо, будут кружки психологической помощи.
Тем не менее, если совсем уж честно, Алекс не знала, что хотела увидеть в статье. Ей определённо не хотелось сделать «хуже», но она не была уверена, как именно будет лучше.
— Я приехала в школу не по буклетам. У меня здесь брат учился. Наличие трёх школ для меня было данностью. Данностью было, что ученики этих школ пытаются соответствовать стереотипам: хулиганить или, наоборот, зубрить. Это нормально. В любой школе присутствует элемент соревнования, а я — командный игрок. Мне не странно сбиваться толпой против другой толпы. Для меня это игра. Любые насмешки, что одни — тупые, другие — чересчур важные птицы, для меня ничего не значат. Принимать такое близко к сердцу я не буду, хотя, если решу, что кто-то не шутит и пытается обидеть моего друга, могу и сменить отношение, но... — она пожала плечами.
Было заманчиво списать свою эмоциональную вспышку на общее напряжение. Но, скорее всего, причина крылась не в том, что школа теперь будет одна, а не три. Причина была в Бьёрге, в хорьке, в её собственном нестабильном эмоциональном состоянии.
Придумывать себе и другим более душевные оправдания, явно было плохим вариантом.
— Ты права в том смысле, что не стоило давать пощёчину этому дебилу, — пробормотала Алекс. Впрочем, при учёте его способностей, вряд ли она сильно ему навредила, — но вряд ли меня можно считать удачным примером. Я время от времени поступаю эмоционально, а тут накатило всё и сразу: тупое собрание, тупой повод показать деткам, как и с кем надо дружить, тупые коллеги, готовые говорить о чём угодно, кроме поставленной задачи, тупые коллеги, игнорирующие проблемы ради поставленной задачи… В общем, тупо и очень раздражает. Не само объединение, похер с ним, а ажиотаж!
По мере собственного монолога, Алекс распалялась и говорила со всё возрастающим увлечением. Она раскраснелась и едва не опрокинула на себя кофе, когда резко выпрямилась на стуле.
— Ты всё верно сказала. Если разобраться, то никаких проблем с объединением нет, — кивнула девочка, соглашаясь со всем, что говорила Дэниел. — Более того, по факту ничего не меняется. Ну да, нам, скорее всего, поменяют форму (надеюсь, в этот раз не на белую!), но жить мы будем там же и общаться с теми же. Более того, те, кто раньше фырчал на представителей других школ, будет делать это активнее, а те, кто дружили, будут чувствовать неловкость и осуждение со стороны товарищей, мол предают честь своей школы.
Если бы ей дали время подумать, если бы дали возможность самостоятельно принять решение, то, возможно, она согласилась бы, что идея объединить три школы в одну, как минимум, разумна. Во-первых, наверняка, гораздо проще управлять одной школой, чем тремя. Во-вторых, меньше вопросов с финансированием и затратами. В-третьих, меньше ярлыков. У всех одна форма, одни правила и индивидуальная программа. Пожалуй, так было даже более по-американски и, соответственно, роднее. Но тогда стоило решить этот вопрос до начала учебного года или объявить о решении в конце учебного года, тогда бы у детей были каникулы, чтобы осмыслить, подумать, остыть… Сейчас же…
— Тупо вышло. С одной стороны, они ничего не поменяли. С другой…  Нельзя сперва создать команды соперников, а потом сказать, чтобы они взялись за руки и помчались в закат. Это всё равно, что нарисовать мишень и ждать, когда в неё выстрелят, — Алекс сморщилась.
— Однако, всё это голословные рассуждения. Если говорить о том, что я хочу видеть в газете, так это критику данного решения. Причём критику не грубую, такую или откинут, или используют, как оправдание агрессии, а чёткую. Озвучить плюсы, которые и так будут озвучены директорами, и минусы, перспективы и последствия, о которых они говорить, скорее всего, не будут. Задать вопросы о причинах и попробовать найти им решения. Надо отвлечь учеников от желания начистить друг другу физиономии. Бьёрг, кстати, предлагал устроить что-то типа пресс-конференции: чтобы учеников была возможность задать директорам вопросы и получить ответы. Идея хорошая, но, наверное, не каждый решиться на что-то подобное. Может, завести анонимный ящик? Чтобы писали о своём впечатлении, задавали вопросы, высказывались… Сейчас бы радио-канал! Вот там в режиме реального времени можно было наворотить демократию…

+1

8

- Кхм… Спасибо, - Дэн с готовностью пододвигает к себе вторую термокружку, но не спешит откручивать крышку. Хорошая кружка, на стенках ни следа кофе. – Слушай, а где ты такую купила? У моей на прошлой неделе съехала резинка, так что кофе залило домашку по физике до полной нечитабельности, - она хитро улыбается, наконец открывая кружку и ставля крышку на стол. С неё тут же натекает кофе, оставляя на столешнице светло-коричневый полукруг. Всё же на бегу идеально-аккуратно ничего не донесёшь. Тем лучше кружка! Интересно, насколько быстро примчалась бы Алекс, не забегай она в комнату-за кофе-куда там ещё? Небось, Дэнни не успела бы и задницу на стул примостить, как Палмер оказалась бы под боком!
На официальной странице школы, разумеется, не обнаруживается ничего сенсационного. Напротив, появляется только больше вопросов:
- Смотри, здесь написано, что раньше школы было четыре, - ну разумеется, Дэн несколько раз забиралась в заброшку Нектара. Но никогда не задумывалась, отчего вдруг школу закрыли. В соседнем окне она начинает гуглить новости про школу за 2000-й и 2001-й год. Новостей неожиданно много: кажется, тогда школьная жизнь интересовала общественность гораздо сильнее, отслеживался едва ли не каждый чих.  Дэнни по диагонали проглядывает практически одинаковые статьи о закрытии Нектара и пьёт мягкий, щедро разбавленный молоком кофе (ну ничего, дарённому коню, как говорится, в зубы не смотрят), стараясь скрыть в кружке кривую усмешку. Надо же, какие рассуждения! Она-то полагала, что мозги в этой семейке достались старшенькому. Пусть тот и скрывает это за слащавыми добренькими речами. А оно вон как. Мелкой, оказывается, вполне есть что сказать. Впрочем, возможно, дело в тех самых стереотипах: Эдди обитает в гнездовье зубрил, а Алекс – в рассаднике хулиганов. И оба вполне соответствуют заявленному образу.
Странно только, что она вот так вот разоткровенничалась. Хотя, ничего такого уж личного она не сообщила, никаких особых уязвимостей. Возможно, для неё это в принципе норма, разговаривать так с кем-то. И смотреть глубоко. В конце концов, если человек не посвящает половину жизни высокодуховному трёпу, то это ещё не значит, что ему нечего сказать.
- Ничего такого я не говорила! В тот день, когда я скажу, что не стоило бить кого-то, можешь меня пристрелить, - всё же не сдерживается и отрывается от новостей она. – Если только «не стоило давать пощёчину этому дебилу, лучше полновесно в челюсть заехать». Он-то от этого разве что кайф не ловит, - нет, серьёзно, этот парень выглядит как завсегдатай пидорских извращенских клубов. И там он явно не сверху. А уж цепочка в губе и ухе прямо-таки напрашивается на то, чтобы её выдернули. Интересно, почему она до сих пор этого не сделала? Жаловаться-то он едва ли побежит. Скорее уж повесится с горя на ближайшем суку.
Параллельно монологу Алекс, Дэн набирает текст. В плюсы попадают оптимизация учебного процесса и управления, в отдалённой перспективе – исчезновение стычек между школами. Рано или поздно ведь отсюда выпустится последний ученик, заставший разделение. В минусы – затраты на организацию слияния со всеми прилагающимися мероприятиями, напряжение студентов прямо сейчас, - она недовольно морщится, глядя на появляющиеся на листе скупые строки. Всё это звучит сухо и заумно. Где только нахваталась? Но как костяк пойдёт. Вот только нужно не отвлекаться и всё же нарыть что-то по истории вопроса. Видимо, к началу учебного года 2001-2002 решение о закрытии Нектара уже было делом решённым. Вот что мешало и в этот раз сделать всё заранее! Это школу закрыли, всех учеников перемешали.
- Немногие решатся позвонить в прямой эфир – какая уж тут анонимность! В любом случае, радио у нас сейчас нет. А вот ящик создать – супер. И предложить всем писать на наш ящик, - Дэн открывает очередную новостную статейку, наконец дойдя до весны 2000-го года. – Нужно только чтобы побольше народу об этом узнала… У Эда в соцсетях много подписчиков. Очень. И он точно как минимум в фейсбук и твиттер заходил с этого компа. Можно было бы на его страницах разместить предложение писать, - Дэн не хакер вообще ни разу. Но она может просто полапать экран, клавиатуру и хоть весь комп, чтобы увидеть прошлое. Будет сложновато, но ей наверняка удастся подобрать пароль. – Ну или попросту у себя написать, но даже у тебя не столько друзяшек в соцсетях, что уж про меня… Бинго! – она прерывает свои рассуждения, почему же взломать аккаунты главреда, по совместительству её неприятеля и любимого брата Алекс – здравая идея, чтобы с неуместным задором потыкать в появившийся на экране некролог. Сюин Тэн в возрасте 15-ти лет погибла на территории школы. Банальный приступ «нервной» астмы. Трагедия, конечно, но ничего сверх: индиго тоже болеют. Более интересно то, что она умерла на глазах у нескольких студентов Пыльцы Лотоса – в те времена сплошь менталов. Судя по обтекаемым, но старательно-двусмысленным фразам, детишки сами и довели её до приступа и не позвали на помощь, решив, что «она притворяется. – Зачем ей симулировать приступ? – Ну, чтобы мы ушли. – Зачем? – Мы…мы не ладили». А потом и вовсе сбежали. Удивительно, что к кому-то из них вообще подпустили журналистов.
- Мда… Ну, окей, зачем нужно было сначала создавать по школе на профиль понятно. Не в каждом колледже же студенты разных факультетов до смерти друг друга доводят. И перемешать всех тоже логично. Наверное. Правда чего тогда сразу и не соединиться в одну школу. Вот, тут миссис Джонсон пишет, что «к этому нужно стремиться». Им типа десять лет стремиться понадобилось, а ещё год при этом никак потерпеть?

+1


Вы здесь » Sapphire lotus: battle for your dream » Настоящее » 04.10.2013||Правильная журналистика


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC