Очередь постов Основная игра
Актовый зал Лепестка Лотоса - Henri D'ville, Marion Grey
Концертный зал - завершение! По желанию каждый может описать уход из зала.
Лесопарковая зона - Kayo Ryuu (10.09), Edward Palmer, Wei Ying, Allan Wellbridge
Стадион - Mark Donaka, Alexandra Palmer, Tinna Hjörleifsdóttirr Skyler Daniels, Bjørg Espen Andersen, Roxy Forset , Ciril Zhilin, Igor Osinin
Набережная острова Гонконг - Mikhail Zhilin(∞) , Andrew Tchaikovsky
Лес - Renzo Imamura, Layzen Rid,Kyle Johnson
❧ Школьная жизнь бьёт ключом. Ещё вчера три школы были отделены друг от друга, сегодня же директора заявили об их официальном воссоединении. Взбудораженным новостью ученикам предстоит заняться подготовкой к празднику в честь слияния школ и, конечно же, обсудить произошедшее.

❧В актовом зале Лепестка члены музыкального клуба и Фэйрчайлд Ван Вальденберг пытаются подготовить праздничный концерт скромными усилиями и в крайне сжатые сроки. Разногласия в ходе подготовки, а также общая несобранность и вялость приводят к тому, что Фредди посылает все куда подальше и в истерике сбегает из актового зала, твердо уверенный, что ноги его в школе больше не будет.

❧В концертном зале ученики Лепестка ломают свои головы над тем, как его украсить. Обсуждение прерывается в связи с галлюциногенным газом, созданным Эммори Гринлоу. Уже имеются легкие травмы как морального, так и физического характера, а бедная мисс Иванова надеется, что ей все же не придется распрощаться с премией.

❧На стадионе тоже не все гладко. Взревновавшая Скайлер в образе хорька кусает Бьёрга, совершенно не с тем эффектом, которого она ожидала: Бьёрг переносит свои раны на Тинну, после чего ему вдобавок приходится испытать силу кулаков Сирила Жилина за оскорбление чувств верующих, а также удивиться (как и всем присутствующим), что Скайлер, оказывается, умеет говорить. Влившийся в их теплую компанию школьный психолог помочь разрешить острую ситуацию ничуть не помогает. Впрочем, есть шанс, что вскоре происходящее на стадионе вновь вернется в деловое русло.

❧В лесопарковой зоне Стебля ученики Пыльцы накрывают столы для фуршета под неусыпным взором Гюнтера Лейманна, не забывая в процессе хвастаться своими умениями. В результате крупной ссоры между Эдвардом Палмером и Рензо Имамурой последний убегает в чащу леса. Гюнтер, кажется, сам уже не рад, что в принципе однажды связался с преподаванием в школе, а окружающие тактично пытаются сгладить ситуацию и доделать все необходимое.

❧Рензо Имамура, сбежавший в лес, предается размышлениям о собственной ничтожности. Его ищут Кайл Джонсон и Лайзен Рид по поручению Гюнтера.

❧Хизер Форсет сбегает с острова, не желая участвовать в "глупых заданиях от тупой школы" и неприкаянно бродит по Гонконгу. Как известно, если что-то может пойти не так - оно обязательно пойдет, поэтому Форсет сталкивается с Андреем Чайковским и Михаилом Жилиным, которым очень интересно, почему девочка не в школе.

❧Директора в мыле носятся по комплексу и пытаются срастить несращиваемое.

Продолжение следует?

Sapphire lotus: battle for your dream

Объявление

Время и погода 4 октября, 2013 год, день. На улице тепло. Яркое солнце, голубое небо с редкими кучевыми облаками, лёгкий ветерок. Словом, погода изумительна. Связь с администрацией Skype: simply_hao
О форуме Рейтинг: 18+;
Система: локационная;
Жанр: АУ, приключения, фантастика, повседневность; Акции Игроки ищут Власть имущие
Новости
15.05.2015 Проводится перекличка здесь.

13.02.2015 Панель с очередью постов временно переехала в левый край и теперь открывается по клику. Не теряйте =)
Наши партнеры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sapphire lotus: battle for your dream » Прошлое » 01.09.2011||Какая встреча!


01.09.2011||Какая встреча!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

0.Связанные и предшествующие эпизоды:
31.08.2011||Осторожно, слишком добрая собака!
1.Время и место действия:
1-е сентября 2011-го года, 09.30 и далее.
Стадион и путь к нему. Стадион украшен шарами, тёмно-синими лентами и так далее.
2.Общее описание:
Все ученики комплекса стягиваются к стадиону, на котором скоро начнётся торжественная линейка в честь первого сентября. На острове солнечно и жарко, но прямо за пределами, едва ли в двух метрах от берегов, кругом идёт дождь. Хорошая погода и весёлые песни про школу, доносящиеся со стадиона - всё, чтобы ученики могли в полной мере прочувствовать радость момента!
3.Участники:
Александра и Эдвард Палмеры, Рокси Форсет

+1

2

— А это обязательно? — в очередной раз спросила Алекс, оправляя пиджак, который казался слишком неудобным, нелепым, белым, в конце концов! После каждого прикосновения к его поверхности девушка задумчиво рассматривала ткань в поисках отпечатков своих грязных пальцев. Пальцы у Алекс часто бывали не то, чтобы грязными, но не совсем чистыми. Она любила держаться за перила, спрыгивать на подоконники, трогать интересные рельефы, заборы, травы, и есть. Есть она любила больше всего и, как правило, ту пищу, которая склонна оставлять следы: мороженое, пиццу, хот-доги. Всё это, в той или иной степени, задерживалось на пальцах, а, соответственно, могло остаться на непривычно белой и уже ненавистной одежде.
— И тебе совсем не нужно было меня провожать! Что я маленькая что ли? Дорогу не найду?! — нахмурилась девушка, останавливаясь для того, чтобы подтянуть сползающий гольф. Гольф остался подтянутым ровно до того момента, пока Алекс не выправилась, и тут же пополз обратно вниз. — Это дебилизм какой-то! — буркнула девушка, смахивая рыжие волосы с глаз недовольным движением головы, и оглядываясь по сторонам. Отовсюду, куда хватало зрения, собирались подростки и неровными ручейками ползли в сторону, где должно состояться общее построение, приветственная речь директора и что-то там ещё. Алекс не вникала в программу, подобные официальные события никогда её не интересовали. Они были важны для членов студсоветов, отличников, лучших спортсменов, но не для Алекс. Для Алекс, которая признавала важность общественной жизни учеников, важно было другое.
Строго говоря, уже совсем скоро ей не будет дела ни до белоснежности собственного пиджака, ни до идеальности общего вида, сопряженного с самой потребностью быть аккуратной и стоять не двигаясь. Новая одежда смущала её, новая школа с новыми правилами сковывала движения примерно с теми же успехами, что и белый пиджак — Алекс была готова к тому, что он вот-вот покроется пятнами и придёт в негодность.
— Может, ну это всё? Давай, для вида сфотаемся — нужно родителям послать, — и пойдём, погуляем! О, или ты, быть может, тоже что-то говоришь с трибуны? — насмешливый взгляд рыжей скользнул по брату. Вот его легко было представить где-то там, на сцене, вещающего что-то глубокомысленное студентам, которым нет никакого дела до его слов. Здесь он был на месте, в отличие от неё. Или ей, по крайней мере, так казалось прямо сейчас.

+2

3

Эдди пожал плечами. Потом пожал плечами еще раз, на случай, если движение окажется недостаточно заметным и проскользнет мимо сестры незамеченным. Затем поправил висящий на правом плече ярко-зеленый рюкзак и только после этого ответил:
— Это сложный вопрос, сис. Учитывая, что образование для таких, как мы — привилегия принудительная, из школы тебя за пропуск мероприятий никто не выкинет. Но это заметят и запомнят, а учитывая, в какой школе ты учишься... Ну короче, не стоит злить руководство Стебля в первый же учебный день.
Эдди разгладил практически несуществующие складки на светло-голубой рубашке, попытался пригладить волосы, которые то и дело пытались встать дыбом из-за способности, которую Эд, увлекшись, вечно забывал держать под контролем именно в таких вот мелочах. Убедившись, что Алекс не заснула на ходу от его болтовни, Эдди решил, что она потерпит еще немного и продолжил — нужно же было хоть немного подсластить горькую пилюлю осознания, что в Стебле не забалуешь (хотя все, разумеется, пытались):
— У нас, впрочем, не лучше. Только морковка, за которой идут большинство учеников, другая. У нас же, — Эдди откашлялся и, задрав подбородок, максимально противно и высокомерно протянул: — Репута-а-ация. Ну, знаешь, все эти понты про "интеллектуальное превосходство". Хотел бы я понять, кто вообще это первым придумал.
Потому что, по мнению Эдди, каким-то особым превосходством в "Пыльце" не пахло. Ему вообще казалось время от времени, что такое вот разделение школ — натянутое и искусственное, как будто бы созданное специально для того, чтобы накалить обстановку и дух соперничества во время турнира.
Знакомьтесь — Эдди Палмер, любитель конспирологических теорий и зловещих заговоров.
— И вообще, я же твой старший брат, кто, как не я, должен открыть тебе этот восхитительный мир, — усмехнулся он, расслабленно оглядывая поток учеников, в который они влились. То и дело его окликал кто-то знакомый, и Эд реагировал такими же приветственными воплями и махал руками. От Алекс, впрочем, не отходил: пообщаться со всей школой и узнать все самые свежие новости Эдди и потом успеет, а вот изобразить Ответственного Старшего Брата когда еще придется в следующий раз.
— Вообще-то, говорю, — ничуть не смутившись, ответил Эдди и понизил голос, стараясь звучать как можно более таинственно. — В прошлом году выпустился почти весь журналистский кружок, в который я ходить начал. И у меня есть пара идей, как можно сделать его деятельность поинтереснее, но для этого нужно выбить у школы средства. А следовательно, нужно доказать, что кружок не мертв, и его деятельность интересна широкой публике, а не как раньше.
Когда Эдди впервые пришел в журналистский кружок, тот переживал очевидно не лучшие дни и существовал скорее для галочки. Эду такое положение дел, конечно, не нравилось, но только в этом году у него, кажется, появилась возможность сделать на его базе что-то стоящее.
— Короче, предлагаю так, — все так же заговорщицки продолжил он, повернув голову к Алекс и встретившись с ней взглядом. — Я говорю пару слов на тему "приходите в журналистский кружок, будет бомбически", мы стоим там минут десять — и тащи меня, куда хочешь, мисс Александра Палмер. Я тоже не любитель выслушивать долгие речи сначала от всех трех директоров, потом от представителей Совета, потом от представителей представителей и так далее.
Эд, конечно, не стал ничего говорить, но ему казалось, что Алекс нервничает. По крайней мере, точно чувствует себя не в своей тарелке и это хотелось как-то исправить. Эдди действительно хотел, чтобы комплекс стал для Алекс таким же домом, каким он успел стать для Эда, местом, куда хотелось бы возвращаться и в котором действительно здорово было учиться.

+2

4

Вместо собачей шкуры на ней была форма. Новая, чистая, выглаженная, стараниями Хизер даже нормально надетая: сколько Рокси ни билась, нормально застёгивать пуговицы у неё не получалось. Маленькие кругляшки не влазили в маленькие дырочки, даже когда ей подсказали, что не обязательно каждый раз расстёгиваться полностью. Поэтому сегодня утром она забежала в комнату за одеждой, чтобы потом вместе со всем своим ворохом вернуться к Хизер в медпункт. Той стало плохо почти сразу по прилёту, так что в итоге она оказалась в этом неприятном месте, поэтому и Рокси, пока её не выгоняли врачи или сама Хизер, слонялась там же.
Сегодня её выставили особенно настойчиво. Да и, если признаться, ей тоже было интересно. Самую капельку! Она помнила, как не раз вместе со всей семьёй провожала Хизер в школу. И никогда не могла представить, что однажды будет идти в школу сама. Разглядывая идущих впереди, она поняла, что внешне действительно ничем не отличается от людей – особенно когда многие одеты также, как и она сама. Разве что запах она отличала даже таким носом, несмотря на то, что вокруг шеи был повязан удушливо пахнущий порошком платок, который после вчерашнего пришлось стирать.
–…ты, быть может, тоже что-то говоришь с трибуны? – услышав знакомый голос, она мгновенно выключилась от своих размышлений и начала активнее озираться по сторонам. Она помнила, как выглядела вчерашняя подруга, но найти её сейчас было сложно, пусть даже людей вокруг было не так много. Дело было не только в отсутствии типичных меток запаха – никакой нотки раскалённого песка она не ощущала, - другим было всё: цвета, угол зрения. Рокси сделала пару неуверенных шагов и замерла неподалёку от парочки с лисьими волосами. Она склонила голову набок и внимательно их разглядывала, пользуясь тем, что они почему-то пока стоят. Потом на другой бок, мысленно повертев картинку в своей головы.
Она!
Ниже, чем казалось раньше, но совершенно точно она.
Радостно взвизгнув, Рокси чуть подпрыгнула на месте и бегом устремилась к подруге, размахивая туфлями, которые уже давно несла в руках: ходить в них было совершенно не удобно, словно земли нет, так что, промучившись немного, она решила их снять и надеть уже на месте. Просто в гольфах было значительно легче.
Она с трудом заставила притормозить себя прямо перед девочкой, потому что напрыгивать на людей нельзя. Даже когда очень рада их видеть. Вместо этого она улыбнулась так широко, как только могла:
- Привет! Я так рада тебя видеть! А что вы с бомбами собрались делать?
Она спрашивала не из вежливости, ей действительно было интересно. Она вообще любила общаться с людьми и разговоры – это единственной, что удобнее делать в таком виде. И спрашивала она всегда про то, что казалось наиболее интересным ей, а не что там является главной темой.

+3

5

Алекс ничего не сказала, но по выражению её насмешливых глаз, по кривой усмешке и выразительно приподнятым бровям и так было всё ясно.
«Зануда», — мысленно припечатала девочка, но припечатала нежно, с внутренней теплотой. Она не была согласна с Эдди, она, возможно, не могла согласиться с ним на принципиальном уровне — весь её дух был против подобного ущемления прав. Однако слушать его было и приятно, и как-то весело.
Она даже забыла, что совсем не маленькая и не нуждается в компании старшего брата, и подскочила к нему, обнимая за руку.
— Ох, Эдди, — вздохнула Алекс, едва сдерживая подступающий смех, — иногда мне кажется, что мы росли у разных родителей, — и это было правдой. Эдди и Алекс родились у одних родителей, но воспитание у них всё же отличалось. Во-первых, Эдди был старшим братом, а, во-вторых, Алекс, возможно, слишком мало находилась под влиянием отца или находилась с ним слишком редко, и потому он предпочитал не столько воспитывать её, сколько баловать.
Алекс даже не исключала мысли, что ни родители, ни воспитание тут не причём, что дело даже вовсе не в Эдди с его правильными и грамотными речами, не в Эдди, который обязан говорить что-то такое правильное и грамотное свой младшей сестрёнке, чтобы подавать правильный и грамотный пример. Возможно, как полагала Алекс, дело в ней — в её характере, темпераменте, силе. Алекс приятно было считать себя и уникальной, и сильной. Ей приятно было пойти в школу для уникальных детей, и приятно было учиться в одной школе с Эдди. Почти в одной.
Даже недовольства, которыми она с самого утра разбрасывалась налево и направо, бурча на одежду, правила и даже собрания, были не более чем игрой. Алекс действительно смущалась, она чувствовала себя сковано в новой одежде, но катастрофы в происходящем не видела. Это не первая неудобная форма, которую ей приходилось носить, и не первое глупое собрание, на котором она должна была присутствовать. Всё правильно: как поняла Алекс, жизнь переполнена ритуалами, которые нужно соблюдать. Оставалось только получать от них определённое удовольствие.
При очередном приветственном жесте, девочка отлипла от брата с явно покрасневшими ушами, но с прежней нахальной улыбкой.
— Мне приятно знать, что мой любимый братец, со своей его превосходной репутацией, уверен, что я обязательно разозлю руководство, и единственное, на что он надеется, что это произойдёт не сегодня, — Алекс фыркнула. Она понимала, что Эдди ничего подобного не имел в виду. По крайней мере, не сознательно. Но ей нравилось цепляться к подобным формулировкам, как правилась игра — соответствуй своей школе. Правила этой игры сложными не были, но их ещё предстояло выучить, а для этого нужно было разобраться с школьными товарищами, найти новых друзей, создать банду.
Алекс краем уха слушала успокаивающие слова брата, а сама представляла его фотографии — он, его задумчивый взгляд, обращённый в даль, и трибуна. Из подобного набора можно было создать замечательный коллаж, который, впрочем, пока не уйдёт дальше родителей, не способных оценить юмор
В любом случае, идея журналистского кружка ей, скорее, нравилась, потому что ей нравилась идея находиться рядом с братом. Вместе с тем, она полагала, что журналисту приходится много общаться с окружающими людьми, а это полностью подходило под желание Алекс , поэтому она не возражала ни против финансирования, ни против привлечения новых людей, однако ей не очень нравился подход.
— Если ты желал привлечь внимание к клубу, тебе стоило идти другим путём: найти симпатичную девушку из тех, кто постарше и популярней, уговорить её вступить в клуб, стать секретарём и взять её с собой на трибуну в короткой юбочке, тонкой блузке и без лифчика. Тогда бы отбоя от желающих не было, — в остальном же план брата был почти идеальным. По крайней мере, Алекс полностью устраивала идея засветиться на мероприятие, и свалить в свободном направлении. Она даже примерно представляла, в каком именно.
— Взрывать! — не задумываясь, брякнула Алекс. Что ещё можно сделать с бомбами? Впрочем, она быстро сообразила, что совершенно не понимает, о чём, собственно, речь и кто эта девушка? Определение «бомбический», которое выдал братец, ассоциировалось у Алекс скорее с секс-бомбой, а вот слова лохматой девушки, которая старательно размахивала туфлями, скорее, с фейерверком. Различия в этих ассоциациях не позволили Алекс быстро сообразить, что девушка услышала часть диалога, но вырванное из контекста слово восприняла совершенно неправильно.
К тому же рыжая была слишком озадачена самой девушкой, которая очень радостно улыбалась и разговаривала с ней так, словно бы они были знакомы, как минимум, несколько лет. Честно говоря, эта радостность настолько удивила, что даже разутость девушки не казалась такой уж странной. Алекс считала себя вполне дружелюбной и у неё порой возникали проблемы с запоминанием малознакомых людей — тех, кого она воспринимала всего лишь, как фон. Иными словами, в иных обстоятельствах, Алекс могла предположить, что успела познакомиться с  девушкой, но не запомнила её. Однако она пробыла в школе слишком мало, и не могла представить, как мимолётное «привет» могло привести к такому восторгу, а в глазах девушки был восторг.
— Это кто? — она перевела недоумевающий взгляд на брата, ожидая, что он что-нибудь ей объяснит. Например, девушка могла говорить с ним, а смотреть на неё из любопытства. Это было странным, но вполне вероятным. Однако, судя по всему, это не было правдой. Брат, по крайней мере, не выглядел, как человек, стопроцентно понимающий, что же здесь происходит.
— У меня что-то не так с лицом? — наконец, спросила Алекс уже у девушки. Спросила не грубо (по крайней мере, она не считала, что задала этот вопрос «грубо»), но сухо и холодно. Не придумав ни одной причины, по которой девочка могла так радостно с ней общаться, и убедившись, что Эдди смотрит на происходящее без особого понимания, она заподозрила какую-то шутку.
Ситуацию, в некоторой степени, обострил её живот. До появления девушки Алекс собиралась сообщить брату, что знает, куда его потащит после той части церемонии, которую он чувствует себя обязанным посетить. Она собиралась пойти в направлении ближайшей столовой или киоска с едой. Благо ей удалось найти отличные хотдоги во время разведки!

+2

6

— Ну А-а-а-алекс! — Эдди чуть не поперхнулся от возмущения, забежал вперед на шаг, повернулся к сестре лицом и, нацепив максимально укоряющее выражение лица, продолжил шагать спиной вперед. — Ну фу, сис, фу, сексуальная объективация — это плохо, тем более — сексуальная объективация подростков, пусть даже совершеннолетних!
Эдди всплеснул руками, чуть случайно не задел кого-то из мимоидущих, извинился, и, поняв, что сверхспособности мало защищают от столкновений с людьми, которые, в отличие от некоторых долговязых субъектов, идут нормально, повернулся лицом в направлении движения. Все еще очень недовольным лицом, впрочем.
— Вот тебе самой приятно было бы, если бы тебя воспринимали просто как ходячий секс и ничего кроме? Это же...ну, не знаю, ужасно, — Эд замолчал, но его молчания хватило меньше, чем на минуту, после чего кран болтовни где-то в его рыжей голове снова открыли на полную и полилось: — И вообще, я не хочу, чтобы люди шли в журналистский кружок просто из-за бушующих подростковых гормонов и в надежде попыриться на чьи-то сиськи, я хочу, чтобы туда шли те, кому действительно это интересно, потому что иначе можно быстро перегореть. Что мне толку от бесполезных членов клуба, которые ни статью не напишут, ни фотографии не сделают, а будут только сидеть и слюни лить на гипотетического секретаря?
Нет уж, Эдди считал себя выше этого и свой клуб тоже. Финансы финансами, а есть еще такая вещь, как принципы, и вообще, как ему потом в глаза мачехе смотреть? Кортни же в нем совсем разочаруется и откажется от него на веки вечные после такой срани.
Взрыв Возмущения с большой буквы "В" прервало появление какой-то лохматой девчонки, судя по форме, тоже из Стебля, поведение которой настолько внезапно и рандомно, что Эдди недоуменно переглянулся с Алекс, перевел взгляд на девчулю и нахмурился, пытаясь понять, он ее знает вообще или нет. Память намекала, что таки нет, а на память Эд не жаловался.
Значит, кто-то из новичков, с кем Эд еще не успел познакомиться лично хотя бы на уровне "имя, класс, способность". Другой вопрос, конечно, что девушка выглядела лет на восемнадцать: рослая и такая... кхм, оформившаяся. не то чтобы Эдди хотел это замечать.
И странноватая, если приплюсовать туфли в руке и гольфы, успевшие уже как следует запылиться на ступнях. И при она еще улыбалась вдобавок так широко, как будто столкнулась со старыми и хорошими друзьями.
Странная история.
Эд обожал странные истории, и обожал их распутывать; в его глазах тут же вспыхнул огонек журналистского энтузиазма.
Эх, и где эта чертова способность, когда она так нужна, с досадой думает он,изо всех сил пытаясь хоть как-то запустить в голове процесс транслирования в его голову вороха информации сомнительной осмысленности. Сейчас ему правда очень не помешало бы понять, что происходить, а то Алекс, вон, уже начала хмуриться.
К счастью, в этот раз что-то сработало (не забыть бы с учителями поделиться!). Пытаясь разобрать ворох вываленной в голову информации, Эдди непонимающе сощурился, еще раз окидывая взглядом лохматую-девочку-из-Стебля.
— Я знаю, что это прозвучит максимально странно, — медленно проговорил он, переводя взгляд с девушки на Алекс и обратно. — Но мой Барахлящий Третий Глаз говорит мне, что ее зовут Рокси и она...эээ... собака? Большая собака.
Эд уперся пальцами в виски и с нажимом их помассировал.
— Не, чушь какая-то, — раздраженно признал он. — Мой Барахлящий Третий Глаз по-прежнему барахлит, чуда не произошло, я тут не помощник.
Подчеркивая свою несостоятельность как великого прорицателя, Эд с кислой миной развел руками и с жалостью посмотрел на возможно-все-же-Рокси (или, может, у девушки просто есть собака по имени Рокси? Или у нее есть собака, но ее зовут не Рокси? Эта способность и ее непредсказуемость просто ужасно раздражали). Просто она была такая... восторженная, а вот сестра ответной радостью как-то не сияла. Девушка, наверное, просто обозналась случайно. Бывает такое с людьми.

+2

7

- Я уверена, что взрывать ничего нельзя, - Рокси вовсе не была занудой, соблюдающей каждую букву правил, но зато те, смысл которых ей объяснили, соблюдала беспрекословно. И запрет на взрывы без присмотра взрослых однозначно входил в эту категорию. Да и зачем вообще нужно взрывать бомбы она не представляла. То есть, так ведь делают только не очень хорошие люди, правда?
Ну не может человек, с которым вчера было так весело играть, сегодня оказаться злодейкой! К тому же, оглядев парочку повнимательнее, она не увидела рядом ничего подозрительного: никаких коробок или сумок с проводами или тревожно пищащими часами. Да и лица у обоих были вовсе не злодейские. Обычные вполне, если уж отвечать на вопрос. Хотя...
- У тебя тут пятна. Много. У вас обоев, - переложив обе туфли в одну руку, она свободной тычет в непонятные пятна, почти касаясь пальцем с чёрной каймой под ногтем переносицы девушки. - Это "так" или "не так"? - у неё самой на теле есть пятнышки, правда другие: темнее и намного реже. Таких пятен, когда даже не понятно, много ли это маленьких точек или уже одно большое пятно, она раньше не видела. Впрочем, как она убеждается в следующую секунду, это ещё далеко не самая странная деталь их внешности.
Резко уронив руку, словно больше не может её держать, она поражено смотрит туда, где по идее должен находиться третий глаз, но, конечно же, ничего там не видит, как не видела и до этого.
- Ничего он у тебя не барахлит! Меня и правда зовут Рокси. И я эээ... Иногда собака? Ну сейчас я не-собака, а утром была собакой. И вчера тоже была, но не весь вчера, - остаётся надеяться, что своим волшебным глазом парень поймёт, что именно она имеет в виду. - А ты покажешь свой глаз?

+2

8

— Судя по всему, придётся отложить тему с сиськами на потом. Жаль, она очень горячая. Мне до жути интересно, почему ты всегда отлично выглядишь, если это фу-фу-фу и противно? — Алекс любила поспорить. Споры вызывали у неё оживление и интерес, благо она не воспринимала их, как соревнование, и, соответственно, выигрыш или проигрыш её не волновал. Ей нравился процесс. У Алекс редко появлялась такая точка зрения, с которой она не могла или не хотела сдвигаться, поэтому спор не задевал её гордость или чувство собственного достоинства, а только расширял кругозор. Она вполне была готова к тому, что есть другие люди, которые думают и чувствуют иначе. Бесило её только что-то нелепое. Утверждение, что Земля — плоская, что какая-то религия важнее всех остальных, что нельзя есть мясо, что женщины существуют только для рождения детей — и прочее, определённое, чёткое, незыблемое и уже поэтому глупое. Глупости особенно раздражали ещё и потому, что не требовали доводов. Они стояли на вере, и любое утверждение могли под свою веру подвести.
В целом  же, если отбросить лишнее, она могла согласиться с братом. Не было причин набирать в журналисты тех, кто не сможет продержаться достаточно долго из-за отсутствия правильной мотивации, поэтому, конечно, было бы неплохо зацепить публику чем-то менее сексуальном, но Алекс понимала, что люди не всегда понимают, что может быть для них интересно, часто стесняются и не желают проявлять инициативу. Иными словами, тот факт, что в клубе не будет сексуальных сисек, совсем не означал, что в него придут только будущие журналисты.
Универсального способа привлечь кого-то к деятельности, не показав, насколько это здорово и интересно, просто не существовало. С этой точки зрения, она не считала идею с сиськами такой уж плохой. К тому же наличие классных сисек совсем не означало ущербности ума. По крайней мере, Алекс не верила, что шкалы «красота» и «ум» были взаимозаменяемыми. Она полагала, что журналисткой быть проще, когда выглядишь знойной красоткой, и куда эффективней пользоваться своей красотой, чем пытаться скрыть её, если она уже есть. Более того, Алекс была уверена в том, что большинство настоящих не школьных журналистов именно по этой причине так классно выглядят на экранах.
— Собака? — переспросила Алекс, переключаясь от теоретических мыслей к более насущным. К тем, кто смотрят на тебя с живым интересом, задают вопросы и общаются так, словно бы они знакомы много лет, а не пару минут. Даже с учётом того, что девочка действительно могла оказаться той самой большой и лохматой собакой.
— Можно, — Алекс улыбнулась и подошла ближе, с интересом заглядывая к ней в глаза. Самый простой и очевидный ответ был, как правило, самым верным. А если делать выводы из того, что происходило вчера и было сказано сегодня, выходило, что с Рокси они всё же были знакомы. — Если никому не говорить, можно практически всё. Например, врать. Если не говорить, а просто позволить человеку самому сделать выводы, это даже враньём нельзя будет назвать. Так?
Алекс соображала быстро, поэтому легко перешла от мысли, что это «невозможно», к мысли, что это даже «логично». Но легче это не сделало. Ей было неловко из-за того, что она не распознала в собаке человека (пусть даже это невозможно!), она чувствовала себя глупо и ей упорно казалось, что Рокси над ней издевается. Ощущение только усугублялось откровенно глупыми на взгляд Алекс вопросами. Как можно не знать про веснушки в её возрасте?!
— Вчера я встретила большую чёрную собаку на пляже, поиграла с ней, скормила ей твою сосиску. Я купила два хотдога, хотела угостить тебя, но, увы, не донесла гостинца. Или она видела всё это, и теперь прикалывается. Или была там. А вообще так можно? — она повернулась к брату. Лучше переспросить, чем быть дважды дурой. — Разве бывают люди, которые могут становиться собакой? Это круто! Наверное... — Алекс снова нахмурилась и внимательно посмотрела на Рокси. Ей всё ещё было очень неловко и она не представляла, как себя правильно вести.
«С собакой было определённо проще».

+2

9

— Не выглядеть хорошо фу-фу и плохо, — Эд шутливо закатывает глаза: в этом движении нет никакого раздражения, больше какой-то подчеркнутой театральности. — Плохо, когда мы выводим горячую девочку с сиськами и показываем ее... ну как кусок мяса. Мы делаем это не чтобы показать, что она классная журналистка, профи или у неё большие карьерные перспективы, мы просто выводим девочку с сиськами, потому что люди будут смотреть на сиськи. А в самих по себе сиськах ничего плохого нет, просто... ну, надеюсь, ты поняла, о чем я.
Эд может говорить на такие темы бесконечно долго, но с Алекс всегда старается себя сдерживать — столько, сколько себя помнит. Ему ничего не стоит слишком распалиться, начать отстаивать свою точку зрения слишком уж бурно, до ссоры... а с Алекс ему ссориться совсем-совсем не хочется. Эд с грустью думает, что даже тут, в СЭЗах, девочкам все еще часто приходится сталкиваться с всяким таким дерьмом, и совсем не хочет этого для сестры. Пожалуй, нужно будет написать про это колонку, как только они наладят заново выпуск школьной газеты (а они обязательно наладят).
Но, к счастью, эта тема иссякла сама собой, спасибо странной девчуле, полностью переключившей на себя их внимание.
После того, как и Алекс, и...эээ... Рокси подтвердили его правоту, Эд с облегчением,и даже довольно выдыхает: приятно все же понимать, что даже самая бесконтрольная способность иногда все же способна приносить пользу. Пазл сложился, детальки встали каждая на своё место, осталось только понять, на кого из них обратить внимание первым делом.
— Рад познакомиться, Рокси, — Эд сияет одной из самых дружелюбных своих улыбок, смотрит весело и с любопытством. — Меня зовут Эд. И у меня нет третьего глаза, это способность... как у тебя. Да, бывают люди, которые могут становиться собаками, это целая ветка способностей, ужасно интересно, там столько нюансов! Кто-то может превращаться в любое животное, кто-то только в птиц, кто-то ограничен только одной звериной сущностью, на кого-то это влияет, а на кого-то нет, так что, вероятнее всего, Рокси и была той собакой, с которой ты играла на пляже и которой, видимо, скормила судьбой предназначенный мне хот-дог.
Это все Эдди говорит уже для Алекс, с особым нажимом произнося последнюю часть фразы, но после замолкает на полуслове и снова с любопытством, пытливо  смотрит на Рокси.
— Иногда собака, значит, да? — он оглядывает девочку с ног до головы, отмечая и ее высокий рост, и массивное телосложение, и запылённые гольфы. А ещё — странную речь и реакции, слишком наивные и непосредственные для девушки ее возраста. — Мне почему-то кажется, что ты, скорее «по большей части собака»... я прав?
Эдди, в общем-то, и так уверен, что прав, хотя настолько погруженных в...ммм, внутреннего зверя индиго он ещё не встречал. Но мало ли, какая у Рокси история, с ней до попадания в школу могло произойти что угодно... в конце концов, Палмеры здесь принадлежали скорее к привилегированному меньшинству детей, у которых все в порядке в семье, а новость о наличии свеохспособностей была воспринята спокойно и даже в целом позитивно. Эд за время обучения видел... очень разных детей, с очень тяжелым прошлым, хотя относительно Рокси не стоило делать преждевременных выводов.
— А эти «пятна» называются веснушки, — щурится Эдди дружелюбно. — И с ними все так, просто такая кожа... пятнистая.

+2


Вы здесь » Sapphire lotus: battle for your dream » Прошлое » 01.09.2011||Какая встреча!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC