Очередь постов Основная игра
Актовый зал Лепестка Лотоса - Henri D'ville, Marion Grey
Концертный зал - завершение! По желанию каждый может описать уход из зала.
Лесопарковая зона - Kayo Ryuu (10.09), Edward Palmer, Wei Ying, Allan Wellbridge
Стадион - Mark Donaka, Alexandra Palmer, Tinna Hjörleifsdóttirr Skyler Daniels, Bjørg Espen Andersen, Roxy Forset , Ciril Zhilin, Igor Osinin
Набережная острова Гонконг - Mikhail Zhilin(∞) , Andrew Tchaikovsky
Лес - Renzo Imamura, Layzen Rid,Kyle Johnson
❧ Школьная жизнь бьёт ключом. Ещё вчера три школы были отделены друг от друга, сегодня же директора заявили об их официальном воссоединении. Взбудораженным новостью ученикам предстоит заняться подготовкой к празднику в честь слияния школ и, конечно же, обсудить произошедшее.

❧В актовом зале Лепестка члены музыкального клуба и Фэйрчайлд Ван Вальденберг пытаются подготовить праздничный концерт скромными усилиями и в крайне сжатые сроки. Разногласия в ходе подготовки, а также общая несобранность и вялость приводят к тому, что Фредди посылает все куда подальше и в истерике сбегает из актового зала, твердо уверенный, что ноги его в школе больше не будет.

❧В концертном зале ученики Лепестка ломают свои головы над тем, как его украсить. Обсуждение прерывается в связи с галлюциногенным газом, созданным Эммори Гринлоу. Уже имеются легкие травмы как морального, так и физического характера, а бедная мисс Иванова надеется, что ей все же не придется распрощаться с премией.

❧На стадионе тоже не все гладко. Взревновавшая Скайлер в образе хорька кусает Бьёрга, совершенно не с тем эффектом, которого она ожидала: Бьёрг переносит свои раны на Тинну, после чего ему вдобавок приходится испытать силу кулаков Сирила Жилина за оскорбление чувств верующих, а также удивиться (как и всем присутствующим), что Скайлер, оказывается, умеет говорить. Влившийся в их теплую компанию школьный психолог помочь разрешить острую ситуацию ничуть не помогает. Впрочем, есть шанс, что вскоре происходящее на стадионе вновь вернется в деловое русло.

❧В лесопарковой зоне Стебля ученики Пыльцы накрывают столы для фуршета под неусыпным взором Гюнтера Лейманна, не забывая в процессе хвастаться своими умениями. В результате крупной ссоры между Эдвардом Палмером и Рензо Имамурой последний убегает в чащу леса. Гюнтер, кажется, сам уже не рад, что в принципе однажды связался с преподаванием в школе, а окружающие тактично пытаются сгладить ситуацию и доделать все необходимое.

❧Рензо Имамура, сбежавший в лес, предается размышлениям о собственной ничтожности. Его ищут Кайл Джонсон и Лайзен Рид по поручению Гюнтера.

❧Хизер Форсет сбегает с острова, не желая участвовать в "глупых заданиях от тупой школы" и неприкаянно бродит по Гонконгу. Как известно, если что-то может пойти не так - оно обязательно пойдет, поэтому Форсет сталкивается с Андреем Чайковским и Михаилом Жилиным, которым очень интересно, почему девочка не в школе.

❧Директора в мыле носятся по комплексу и пытаются срастить несращиваемое.

Продолжение следует?

Sapphire lotus: battle for your dream

Объявление

Время и погода 4 октября, 2013 год, день. На улице тепло. Яркое солнце, голубое небо с редкими кучевыми облаками, лёгкий ветерок. Словом, погода изумительна. Связь с администрацией Skype: simply_hao
О форуме Рейтинг: 18+;
Система: локационная;
Жанр: АУ, приключения, фантастика, повседневность; Акции Игроки ищут Власть имущие
Новости
15.05.2015 Проводится перекличка здесь.

13.02.2015 Панель с очередью постов временно переехала в левый край и теперь открывается по клику. Не теряйте =)
Наши партнеры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sapphire lotus: battle for your dream » Отыгранные эпизоды » 31.08.2011||Осторожно, слишком добрая собака!


31.08.2011||Осторожно, слишком добрая собака!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1.Время и место действия:
31-е августа 2011-го года, около шести вечера и далее.
Пляж
2.Общее описание:
Как известно, многие ученики оказываются в комплексе заранее, чтобы утром первого сентября присутствовать на торжественной линейке. Обживаться в комнате Рокси совершенно не интересно, вместо этого она убежала изучать территорию и, быть может, заводить новые знакомства.
3.Участники:
Рокси Форсет, Александра Палмер
4.Что дальше:
01.09.2011||Какая встреча!

+1

2

Перед Рокси расстилалось бескрайнее сине-серое море. Если на него смотреть, то оно очень похоже на родной, всю жизнь знакомый ей залив. Если нюхать – то не особо.
И уж точно дома редко когда бывало так душно.
Здесь ей было плохо. Вечно шли дожди, порой такой плотной стеной, что за ней не было ни видно, ни слышно ничего другого. А потом дождь шёл обратно от земли наверх, почти как от чайника. И казалось, что везде вокруг вода и даже дышать приходится ею. Поэтому дышала она часто и тяжело, вывалив из пасти ярко-розовый язык.
Но если плавать, то становилось легче. Хотя и вода была такой тёплой, какой дома не бывало даже летом на Рождество. Она всегда звала Хизер, но та часто отказывалась и, как оказалась, теперь Рокси может почему-то гулять одна. Она плохо понимала, почему так, но с удовольствием пользовалась возможностью не сидеть в четырёх стенах, пусть и под кондиционером.
Рокси уже давно выползла из моря, её шерсть даже успела высохнуть, хотя платок на шее был сырым и бил в нос запахом мокрой тряпки и водорослей. Он просто лежала на берегу и смотрела, как белые хвостики волн бегут на неё и останавливаются прямо перед ней, едва не касаясь лап, когда почувствовала очень знакомый запах. Хот-дог!
Рокси подняла большую, тяжёлую голову с лап, с удовольствием принюхиваясь к этому запаху и, заодно, к запаху девочки, идущей вместе с хот-догом. Она села, повернувшись в сторону приближающегося человека и дважды коротко, не отрывая его от земли, приветственно махнула хвостом, чуть поднимая им сухой в этом месте песок.
Была в этом жесте лёгкая неуверенность, как будто на пробу. Она не спешила вставать и мчаться навстречу к девочке. Она помнит, что большая. Что иногда люди пугаются и жмутся подальше. И, пусть даже тогда они могут ронять еду, пугать их Рокси не любила.
Подумав, она чуть опустила голову, чтобы казаться милой, и, ещё раз махнув хвостом, коротко скульнула.

+2

3

Алекс было не привыкать к жаре, но душная влажность, которая царила в этих местах, угнетала. Всю свою жизнь девочка прожила рядом с пустыней. Летом температура в тех краях нередко поднималась выше сорока или даже сорока пяти градусов в тени. Конечно, в такую погоду никто на улице не гулял — все дожидались вечера или, как минимум, сидели в тени тентов в бассейне. Однако дышалось в том воздухе легче. Только постоянно хотелось пить.
Здесь желания освежиться также неотступно следовало за Алекс и это при том, что температура, если верить прогнозу, едва ли была столь же невыносимой, как казалось. Однако сам город ей понравился. Шумный, высокий и наполненный яркими вывесками, он немного напоминал Алекс дом. Она привыкла к громкой суете Лас Вегаса и в тишине чувствовала себя неуютно. По этой же причине ей понравилось и общежитие, наполненное вполне беспокойными ребятами, явно лёгкими на подъём.
Алекс ещё не успела толком ни с кем познакомиться, и именно поэтому вышла на тропу приключений. Девочка быстро устроилась на новом месте и моментально отошла от стадии «хвост», когда она попятам следовала за братом и с открытым ртом рассматривала общежития и окрестности школы, к стадии «я сама!», во время которой внимание брата начинало раздражать, и появлялась острая потребность доказать, что она вполне может самостоятельно справиться с ориентированием на местности. Ей, в конце концов, четырнадцать и она не маленький ребёнок!
Именно поэтому она побродила немного по территории школы, посмотрела, где находятся разные общежития, нашла общепиты, автоматы с едой и, разумеется, ближайшее место, где можно было разжиться гамбургером, мороженным или хот-догом. Последнее время ей часто хотелось кушать, и эти приступы редко совпадали с официальными приёмами пищи.
Она собиралась торжественно заявиться к Эдди и вручить ему хот-дог, но по мере того, как собственный заканчивался, приходила к мысли, что Эдди без хот-дога вполне может и обойтись. В конце концов, о чём он не знает, то его не волнует. Девочка порылась в пакете и развернула второе угощение, явно собираясь к нему приступить. Благо, жара, по мере того, как она приближалась к воде, немного отступала с прохладным морским бризом. Добравшись до береговой линии, Алекс подумала, что нужно будет обязательно воспользоваться тёплой погодой и покупаться. Плавать она любила!
Алекс уже собиралась спуститься к воде и промочить в ней ноги, когда обнаружила на берегу большую, лохматую, чёрную собаку. Девочка заинтересована остановилась. Она никогда не боялась собак и, наоборот, любила их даже слишком сильно. По крайней мере, если речь шла о собаках, а не о тех нервных созданиях на маленьких тоненьких ножках, которые постоянно дрожат и на которых очень страшно наступить.
Эта собака была однозначно не такой! Крупный ньюфаундленд смотрел на неё карими глазами и мило поскуливал, всем своим видом демонстрируя дружелюбность. Алекс тут же заулыбалась.
Привет! — поздоровалась она и быстро направилась к собаке, правда, остановившись примерно в полуметре от неё, давая возможность принюхаться и решить, так уж ей нужно знакомиться с этим рыжим человеком. — Привет хороший пёсик! — Алекс присела на корточки, опустила пакет на песок и протянула к собаке руку. У неё на шее было что-то намотано, и девочка хотела убедиться, что это «что-то» не мешает ей.
Хот-дог она всё ещё держала во второй руке и, видя, как собака принюхивается, коротко рассмеялась и разделила его пополам, изрядно извазюкав руки в смеси кетчупа и майонеза.
Хочешь? Держи, — Алекс протянула угощение под нос пёсику. — Ты чей? Не жарко тебе? Конечно, жарко, — от пса исходил влажный запах собачьего меха. Наверное, он уже успел покупаться и сейчас сох.

+

Алекс одета в удлинённые свободные джинсовые шорты и свободную белую футболку с ярким принтом. На ногах кроссовки. За плечами у неё рюкзак, в котором складируется телефон, фотоаппарат и бутылка воды. Там же по карманам рассована мелочь. В руках пакет с покупками, в котором теперь осталась только шоколадка.

+1

4

Рокси резво вскочила и радостно, со всей силы замахала хвостом: «Привет-привет!». Пружинящий, быстрый шаг девочки заражал Рокси, призывал бегать и прыгать. Но есть ритуалы, который нужно соблюдать, поэтому, когда та замерла, Рокси сделала то же самое и потянула воздух. Она не чуяла страха и понимала, что девочка остановилась не из внезапного ужаса перед большой собакой, а скорее, наоборот, давала самой Рокси возможность передумать и убежать. Но и никакой угрозы от неуловимо пахнущей раскалённым песком девочки она не чувствовала.
Поэтому, хотя внутри неё всё зудело от весёлого беспокойства, Рокси всё же заставила себя сесть вслед за девочкой и преданно ткнулась носом в протянутую руку, позволяя той зачем-то ощупать болтающейся на шее остро-солёный платок.
Платок Рокси нравился, так что не удивительно, что он нравится кому-то ещё. И если отдать его кому-то Рокси не могла, как не могла отдать кому-то свои ботинки, рюкзак, миски или поводок, то потрогать – пожалуйста! От этого вреда точно не будет.
Взамен он тянула морду, держась всё жен на почтительно расстоянии, к едва распакованному, но всё равно головокружительно пахнущему, сочащемуся соусом из смеси кетчупа и майонеза, хот-догу. Она не собиралась его выхватывать – такое поведение было ей строжайше запрещено. Но нюхать – это почти как трогать, только намного полнее. А если всё сделать правильно, то своё она таки получит. Редкие люди отказывают себе в удовольствии накормить кого-то. Казалось, что она почти чувствует на языке его вкус, а рот быстро затапливало слюной.
Она не была такой уж голодной. Если по-честному, то она вообще не была голодна. Но, когда девочка наконец разломила хот-дог, Рокси была уже совсем невтерпёж буквально одним резким движением выхватила свою половину из рук, чудом только (или благодаря годам тренировки) не прихватив заодно и пальцы благодетельницы. Но проглотить целиком за раз не выходило. Уж неизвестно, где она их купила, но этот хот-дог был однозначно побольше тех, что продавались в типовых ларьках на набережных Мельбурна. Сложно, когда держать и жевать предполагается одним и тем же местом, так что булка быстро развалилась и, вместе с куском сосиски, упала в песок.
Собак это никогда не останавливает. Так что буквально в два следующих укуса Рокси полностью разделалась с хот-догом и, не в силах сдержать полнейший восторг от происходящего, она выпрыгивает из сидячего положения и, как волчок, крутится на месте, бросается к девочке и вылизывает руки от соуса и, не завершив начатое, убегает обратно к воде, врезаясь в мелкие волны.
Она очень давно ни с кем так не играла! Лето назад все в семье перестали это делать.
Рокси хватает за конец большую палку – целую ветку! – которая пахнет стоящим на другом берегу городом и, вероятно, попала в море в один из этих пакостных дождливых, насыщенных грозой дней. Отсыревшая, разбухшая кора слетает под ещё зубами, обнажая желтоватое дерево.
Добычу она быстро приволакивает к ногам девочки. Чем больше ветка – тем она лучше.

+3

5

Алекс к своему удовольствию убедилась, что платок висит вполне свободно и животному не мешает. Изначально она решила, что собака нечаянно влезла в кусок тряпки, по всей видимости, на чём-то повисший, и теперь не могла из неё выпутаться, но потом ей пришла в голову мысль, что платок, на самом деле, выполнял функцию ошейника. Не очень практичную, как считала Алекс, всё же платок мой зацепиться за кактус, куст или просто торчащий обломок автомобиля, но, судя по заношенности, собака вполне к нему привыкла. Алекс решила пока оставить платок в покое. Если ей повезёт встретиться с хозяином, она обязательно сообщит ему, что так делать неправильно! В конце концов, она может купить хороший ошейник, если у хозяина нет денег, но, на деле, девочка сомневалась, что проблема исключительно в деньгах. Дело в том, что даже в своём не слишком взрослом возрасте, Алекс умела считать, и понимала, что прокормить такую собаку стоит гораздо дороже даже дорогого ошейника.
«Может, здесь традиции такие», — думала девочка. Собака была красивой, ухоженной и чистой. Такая большая псина не могла находиться в такой хорошей форме без дома и хозяина, но у хозяина вполне могли быть какие-то свои причуды.

Этот поток мыслей тек независимо от действий самой Алекс и ни сколько не мешал ей получать удовольствие от встречи. Девочка любила собак. Собственная вислоухая, жёлтая и лохматая псина осталась ждать её дома, и Алекс немного грустила из-за того, что пришлось от неё уехать. Мама-то вполне могла обойтись без общества дочери, у неё был мужчина и она, хоть и была готова расплакаться при расставании, на самом деле, не нуждалась в ней так сильно, как ДжиНджер. Джинджер же —  уже слегка седеющая беспородная сука, которую они взяли к себе домой ещё тогда, когда самой Алекс едва исполнилось четыре года, а брат и папа жили вместе с ними, — в ней нуждалась! Кто ещё будет гулять с ней, вычесывать ей шерсть, играть? Но главное, что Джинджер была другом и членом семьи.
Родители (Алекс уже привыкла считать всех взрослых в сдвоенной семье «родителями») заверяли её, что обязательно выполнят всё, что необходимо, и не оставят Джинджер тосковать, но девочка всё равно хотела забрать собаку с собой в школу. В конце концов, после миллиона уговоров и препирательств ей подарили хорька. Так себе замена, как считала Алекс, но от хорька не отказалась. Она любила животных. И хотя хорёк не мог и на половину сравниться с Джинджер, он всё равно был милым и потешным для того, кто не был родной собакой. Взгляд его маленьких глазок-бусинок не мог сравниться с умным и всепонимающим взглядом Джинджер, но девочка быстро к нему привыкла.

Алекс рассмеялась, когда собака бросилась на хот-дог, ощутимо обслюнявив руку, и принялась поглощать его с огромной скоростью. А когда псина, умяв булку, слизала с пальцев остатки кетчупа и майонеза, и принялась носиться, девочка пришла в полный восторг. Она (девочка прикинула, что, наверное, всё же «она») принесла Алекс палку! Большую, мокрую, грязную палку, с которой явно хотела поиграть! Алекс засунула остатки хот-дога в рот, с трудом проглотила, хлопком отёрла руки (бессмысленное занятие, учитывая, что хвататься она собиралась не за какой-то чистый предмет) и крепко сжав палку, далеко зашвырнула её. Если быть точнее, Алекс попыталась зашвырнуть её далеко, но мокрая палка представляла из себя не слишком привычный снаряд. Дома Алекс часто играла со своей собакой, но не палкой, а мячиком или тарелкой для фрисби. Мячик она явно зашвырнула бы дальше, но палка едва пролетела десять метров и Алекс поморщила конопатый нос.
«Так дело не пойдёт!» — решила она.
— Неси! — взгляд девочки просветлел, и она придумала другую забаву. Собака бегала так озорно и весело, что Алекс захотелось составить ей компанию. Девочка сбросила рюкзак, скинула кроссовки и наступила на влажный от прибоя песок. Ощущение было непривычным, но приятно холодило. Она пошевелила пальцами, прикидывая, какой опорой будет эта поверхность. Улыбка на лице Алекс была хитрой и игривой.
— Давай! — она протянула руки. Когда собака принесла палку и позволила её забрать, Алекс сделала обманное движение в сторону, а сама вместе с палкой побежала вдоль прибоя. Бежать по песку было поначалу не слишком удобно, но Алекс начала приноравливаться. По крайней мере, она точно не проваливалась в песок так сильно и не настолько теряла опору, как другой человек! — Лови-лови! — со смехом кричала девочка, наконец, зашвырнув палку обратно в море. Она не устала, но намного веселее было время от времени отдавать добычу.

Отредактировано Alex Palmer (2017-07-29 03:32:59)

+2

6

Рокси бросила ветку перед девочкой и, глядя той в лицо, усиленно подметала хвостом пляж, поднимая в воздух крупинки песка.
С того момента, как она научилась превращаться в человека, она редко чувствовала себя действительно довольной жизнью. Кончено, во всём это были и плюсы: ей теперь можно было спать в кровати, есть всякие запрещённые прежде вкусности, и она научилась разговаривать. Раньше она и представить не могла, насколько это удобно!
Но даже в совокупности в её глазах это не стоило всех потерь. Пусть Рокси и не была склонна к мелонхолии, её тяготил внезапный запрет на все привычные развлечения. Почему-то теперь все больше нравилось, если она смотрела теливизор, чем если была весела и хотела играть. Даже если ей вдруг удавалось уговорить Хизер покидать мячик, все остальные оказывались резко против.
В своём теле, потому что нужно привыкать быть человеком.
В человечьем - потому что это унизительно.
И если первый Рокси хоть как-то понимала, то со вторым не была согласна совсем. Ей удалось отстоять все свои игрушки, хотя и пришлось устроить скандал, когда их выбросили втихую, вопреки её воле. Вот только играть она теперь могла только сама.
Она всегда была дружелюбной, но в новых обстоятельствах была особенно рада хорошей компании.
Услышав хлопок, она подскочила на месте, ещё сильнее завиляв хвостом и, чуть приподняв уши у основания (что, впрочем, с её ушами было едва ли заметно), повернула голову набок, смотря на девочку ещё внимательнее. Она не понимала, что значит этот хлопок, но через секунду всё стало ясно: играть!
Рокси срывается вслед за палкой ещё до того, как та плюхается в сухой песчаный холмик, бывший когда-то, кажется, чьим-то замком. Теперь от былого великолепия остались лишь неглубокий ров и ракушки, которые Рокси, врезаясь в холим на полном ходу, раскидывает ещё сильнее, чем упавшая до палка.
Схватив её, она, замедлившись, бежит обратно, высоко задирая передние лапы, что отдалённо напоминает лошадь, делающую пассаж*, к разувающейся девочке, как часто бывает, если Рокси очень возбуждена. Как её и учили, она держит ветку, пока её не велят отдать, протянув руки, чему Рокси без тени недовольства или возражения тут же подчиняется. Она с нетерпением ждёт продолжения и, когда девочка делает замах, тут же бросается  вправо и успевает сделать пару темпов, прежде чем в недоумении остановиться, не услышав звука падения.
Она тут же разворачивается и видит, как девочка, с хитрой улыбкой на лице, бежит вдоль линии прибоя, оставляя на мокром песке следы. Не тратя на раздумья ни секунды, Рокси догоняет её и скачет рядом, время от времени с гортанным ворчанием бросаясь на палку, будто в намерении схватить её, но вместо этого лишь щёлкая зубами рядом.
Не прекращая свой бег, она кидается за веткой наперерез так близко, что едва не сбивает девочку с ног, и на полном ходу врезается в упругие волны. Ветка на мгновение погружается в солёную воду, а затем вновь появляется на поверхности и, медленно качаясь на волнах, дрейфует к берегу и навстречу Рокси. Наконец она хватает добычу, разворачивается обратно и, смешно задрав голову и поднимая множество брызг, устремляется обратно к берегу.
Выбравшись на берег рядом с девочкой, она, как и положено, первым делом отряхивается, вызывая этим целый дождь брызг, срывающихся с её длинной шерсти, которая из-за воды выглядит угольно-чёрной и совсем не выгоревшей. С платка на песок бежит струйка воды, быстро иссякая и превращаясь в отдельные крупные капли.
В этот раз она не спешит отдавать палку, вместо того припадая на передние лапы, утробно рыча, трясёт головой, дразня девочку, приглашая попробовать отобрать добычу обратно.
_____________________________

*Пассаж выглядит как-то так

http://club.foto.ru/gallery/images/photo/2011/11/08/1875204.jpg

+1

7

Алекс внутренне была готова к разочарованию. Далеко не каждая собака будет с тобой играть именно так, как тебе нужно. В конце концов, у каждой собаки есть свой хозяин, который приучает к своим привычкам и играм. Но эта Собака была великолепна! Она вела себя именно так, как хотелось того самой Алекс, словно бы угадывая её мысли, и этим вызывала дополнительный восторг, будто к бегу по кромке моря с палкой и другом нужно что-то ещё.
Алекс смеялась, слыша тяжелое собачье дыхание рядом, смеялась, слушая игривое рычание, смеялась от звука клацанья зубов. Пожалуй, так счастлива она не была даже дома, по крайней мере, в последнее время. Дни до поездки в школу были омрачены идеей расставания. Пока ещё не такого длинного, только до каникул, но только пока. В конце концов, вероятность того, что она не вернётся в Америку, существовала. Алекс не обращала на неё особого внимания, но не была глупой и потому помнила о ней. Она предпочитала решать проблемы по мере их поступления, и в своём юном и не совсем ещё взрослом возрасте была уверена, что, если захочет, всегда добьётся своего.

Едва удерживаясь на ногах, Алекс с широкой улыбкой, от которой уже начинали побаливать скулы, наблюдала за тем, как Собака врезается в волну. Она почти завидовала ей. На улице было душно, и бег только усугубил это чувство. На лице, шее, руках Алекс выступила влага, но усталости она не ощущала, как не ощущала желания прекратить. Выскочившая на берег псина тут же охладила её потоком брызг и всем своим видом демонстрировала, что тоже не против продолжения. Алекс вновь звонко рассмеялась.
Схватившись за палку и упершись босыми пятками в песок, девочка принялась активно тянуть её на себя, делая резкие движения то в одну сторону, то в другую, однако, не настолько резкие, чтобы навредить Собаке или действительно вырвать у неё предмет игры. И, конечно, она ни слова не сказала о том, чтобы Собака сама отдала палку. Это нарушило бы правила игры! К тому же, куда интересней было кряхтеть, упираться, скользить, слушать глухое игривое рычание большого лохматого зверя, и делать вид, что тебе очень нужна именно эта мокрая и грязная палка.
В конце концов, палка, мокнувшая в воде не первый день, не выдержала и с влажным хрясь разломилась пополам. Лицо Алекс при этом звуке с удивлением вытянулось, а в следующий миг она уселась в воду, от неожиданности не удержав равновесие. За время их игры они успели поменяться местами несколько раз, и теперь море оказалось как раз за спиной Алекс.
Пару мгновений девочка смотрела на Собаку, на разломанную палку в своих руках, на шорты, которые стремительно намокали, и, наконец, расхохоталась. Как она должно быть выглядит! Как, должно быть, смешно свалилась в воду!
Недолго думая, Алекс брызнула в Собаку водой. Это было честно! Совсем недавно именно эта Собака окатила её с ног до головы тяжелыми солёными каплями, от которых слегка пахло псиной. Брызгаться, впрочем, ей быстро надоело. Она позвала Собаку к себе, вручила ей кусок палки и, опираясь на него, с не первого раза поднялась. В итоге, более-менее сухим у неё был только верх футболки.
- Ты классная Собака, - сказала Алекс, начесывая густой влажный мех пальцами. После такой игры, когда Собака не укусила её и не сделала ничего такого, чтобы могло сойти за тень агрессии, Алекс уже тискала её без тени осторожности. По её мнению, они достаточно подружились для столь близких отношений. - Классная-классная Собака, - приговаривала она, целуя в влажный солёный нос. Этот жест ей также не казался странным. Особой брезгливостью девочка, прожившая с собакой большую часть своей жизни, не страдала. Собака выглядела ухоженной и вряд ли болела. И, в конце концов, в этом мире существовала масса лекарств от того, что можно подцепить даже от самой здоровой и домашней собаки.

+1

8

Когда девочка схватилась за палку, Рокси ещё сильнее вцепилась зубами в сырую древисину. Она тянула ветку на себя, время от времени резко трясла головой из стороны в сторону, так что большие уши хлопали по бокам морды – но всё полсилы: она привыкла, что многие противники мельче неё и старалась сдерживать себя. Это сложно, особенно когда азарт захлёстывает всё сильнее с каждой секундой, и желание вырвать, забрать себе палку, словно это какой-то особенно ценный приз, крепнет. Рокси решает усилить напор и с глухим ворчанием, основательно упершись лапами в рыхлый песок, несколько раз мощными рывками дёргает палку на себя.
На мгновение ей кажется, что сейчас ей удастся завладеть веткой целиком, но даже раньше, чем она слышит звук треснувшей палки, она ощущает это своей пастью. Девочка, продолжая держать обе половинки, падает назад, и Рокси чувствует, как они поворачиваются вокруг её погружённых в дерево зубов, тянут челюсть вперёд. Болезненное, неприятное ощущение побуждает её немедленно выпустить столь желанную всего секунду назад добычу и бесшумно отпрянуть назад на пару шагов. Рокси настороженно смотрит прямо девочку, на обломки палки в её руках, на мелкие волны, напитывающие влагой одежду девочки и окутывающие её крепким запахом соли.
Сомнения о том, намеренно или нет этот человек сделал ей больно, рассеиваются, когда девочка заливается чистым и громким смехом. Запрокинув голову назад и закрыв глаза, она хохочет прямо в небо, выбившиеся из хвоста пряди покачиваются вдоль лица в такт содрогающемуся от смеха телу.
Не прекращая смеяться, пусть теперь и не так безудержно, она внезапно, щедро зачёрпывая воду, брызжет её прямо в Рокси, которая в ответ подбегает к ней и начинает скакать вокруг девочки, также поднимая этим кучу брызги оглушая всех вокруг громким низким счастливым лаем. Время от времени она замирает и замолкает, чтобы неожиданно боднуть девочку крупной лобастой головой и вновь пускается по кругу.
Когда девочка прекращает водные бои, Рокси требуется ещё пара секунд, чтобы прекратить бегать вокруг и, пободав девочку в очередной и последний раз, она наконец обращает внимание на палку, что та ей вновь протягивает. Хотя палка теперь значительно меньше, чем была до этого, девочка даёт её правильно, протягивая так, что Рокси легко может встать напротив и ухватиться. Она помнит, что в прошлый раз было не очень-то приятно, но уверена, что девочка, держащая теперь ветку лишь одной рукой, не будет её никуда дёргать. И, так как они не играют в перетягивание, Рокси тоже не вырывает палку. Лишь держит её, сжимая челюсти покрепче, когда девочка пытается встать. После пары неудачных попыток Рокси решает как-то помочь и на очередном мягком рывке плавно делает пару шагов назад, чтобы у девочки была дополнительная тяга вперёд.
Они отходят на пару шагов от воды к линии, где сквозь песок начинает пробивать редкие и мелкие, неуверенные травинки, которые дальше сплетутся в плотный травяной ковёр, скрывающийся под лесными деревьями, и лежащим на песке пожиткам. Рокси порядком устала, не столько от бега и возни, которые вовсе не были выматывающими, сколько от духоты в воздухе. Море, на самом-то деле тоже довольно тёплое, немного освежало, но пить всё равно хотелось безумно, отчего Рокси тяжело дышала. Она грузно села рядом с рюкзаком, позволяя девочке себя тискать. Пусть и не могла сделать так же, зато поцелуй не оставила без внимания, щедро вылизав девочку в ответ.
Ей не хотелось отпускать новую подругу. Но и предложить ей больше было нечего. Брошенная ранее палка лежит на берегу, и каждый набег волны приподнимает её, чтобы унести чуть дальше в море, второго куска и вовсе не видно. Все игрушки остались в комнате, под кроватью. Мысль о том, что можно за ними сбегать, была слишком ленивой и вязкой.
Поразмыслив немного, она кладёт морду девочке на колени и, глядя снизу вверх фирменным собачьим печальным взглядом, суёт свой большой любопытный нос в лежащий слева от девочки пакет, шуршащий от её дыхания. Она не собиралась покушаться на шоколадку, скорее надеялась, что девочка решит съесть её сейчас и они полежат ещё немного.
Рокси чувствовала такое спокойствие и умиротворение от этого момента, что ей не хотелось его нарушать. Секунда, застывшая в безостановочной суете последних дней.

+1

9

Какое-то время Алекс тихо сидела, уставившись в морскую даль и вслушиваясь в шорох волн, накатывающих на берег. Мыслями она улетела в этот момент далеко-далеко от места, в котором находилась, и думала Алекс о маме, оставшейся в небольшом и уютном доме в Неваде, и о собаке, ждущей её возвращения. Она никогда бы и никому об этом не сказала, поскольку не любила хандрить и жаловаться, но, на деле, очень по ним скучала. Двойственное отношение к поездке, которое зародилось у девочки с самого начала, дало о себе знать как никогда сильно.
Было время, когда Алекс не слишком любила эту школу просто за то, что ей казалось, что школа отбирает брата. Потом у неё было чувство, что она бросает маму, собаку и даже Генри. Сейчас пока пальцы девочки лениво поглаживали густую тёмную шерсть, у Алекс на душе стало очень спокойно. Голова у собаки оказалась тяжелая, а от тела исходит мокрый жар, но это даже нравилось девочки.
Алекс во многом жила быстрее, чем другие дети, и знала, что иногда нужно просто отдаться своим переживаниям, чтобы они, наконец, тебя отпустили. Так девочка сделала и в этот раз, и, как всегда, получила именно тот результат, который ожидала. К тому моменту, когда Алекс стало неудобно сидеть под тяжестью собаки на земле, её душевное состояние пришло в обычное для неё боевое спокойствие. Это означало, что девочка была настроена на позитивный лад и готова врезать проблеме прямо в нос, если такая потребность возникнет.
Чётко своих размышлений Алекс не помнила, но пришла к выводу, что жизнь, в общем-то, не так плоха. Девочка не сомневалась, что без труда найдёт друзей на новом месте (она же подружилась с незнакомой, большой и умной собакой!), что новая учёба не заставит её скучать и что чувство отчуждённости, зародившееся в душе Алекс в тот момент, когда стало ясно, что ей нужно будет уехать, рано или поздно, уйдёт.
Остановившись на этом выводе, она ещё хорошенько потискала собаку, которая словно бы уловила её настроение и с грустным видом поглядывала на неё.
— Хорошая собака, — повторила Алекс, и улыбнулась, вспоминая, как собака вылизывала ей лицо. Она последний раз погладила её по голове и неохотно поднялась, чтобы собрать свои вещи. В первую очередь,  пакет с шоколадкой, которую она мужественно не стала есть у собаки на виду. Девочка знала, что шоколад не самая полезная пища для животного, и не хотела искушать ни себя, ни нового друга.
— Надеюсь, мы ещё увидимся, — сказала Алекс собаке. — Да что там! Если вдруг будешь пробегать мимо, заглядывай в гости! Хорошо? — девочка дождалась чего-то, что сошло бы за утвердительный ответ, потрепала собаку по голове ещё раз (хотя уже не собиралась этого делать) и всё же пошла домой — к себе в комнату в общежитии, — предварительно засунув ноги в кроссовки. Тело Алекс было влажным и покрытым непривычно липким песком, но девочка чувствовала себя замечательно. Даже если она будет настолько занята, что больше не спустится к морю, она всё равно может считать, что уже в нём искупнулась.

+1


Вы здесь » Sapphire lotus: battle for your dream » Отыгранные эпизоды » 31.08.2011||Осторожно, слишком добрая собака!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC