Очередь постов Основная игра
Актовый зал Лепестка Лотоса - Henri D'ville, Marion Grey
Концертный зал - завершение! По желанию каждый может описать уход из зала.
Лесопарковая зона - Kayo Ryuu (10.09), Edward Palmer, Wei Ying, Allan Wellbridge
Стадион - Mark Donaka, Alexandra Palmer, Tinna Hjörleifsdóttirr Skyler Daniels, Bjørg Espen Andersen, Roxy Forset , Ciril Zhilin, Igor Osinin
Набережная острова Гонконг - Mikhail Zhilin(∞) , Andrew Tchaikovsky
Лес - Renzo Imamura, Layzen Rid,Kyle Johnson
❧ Школьная жизнь бьёт ключом. Ещё вчера три школы были отделены друг от друга, сегодня же директора заявили об их официальном воссоединении. Взбудораженным новостью ученикам предстоит заняться подготовкой к празднику в честь слияния школ и, конечно же, обсудить произошедшее.

❧В актовом зале Лепестка члены музыкального клуба и Фэйрчайлд Ван Вальденберг пытаются подготовить праздничный концерт скромными усилиями и в крайне сжатые сроки. Разногласия в ходе подготовки, а также общая несобранность и вялость приводят к тому, что Фредди посылает все куда подальше и в истерике сбегает из актового зала, твердо уверенный, что ноги его в школе больше не будет.

❧В концертном зале ученики Лепестка ломают свои головы над тем, как его украсить. Обсуждение прерывается в связи с галлюциногенным газом, созданным Эммори Гринлоу. Уже имеются легкие травмы как морального, так и физического характера, а бедная мисс Иванова надеется, что ей все же не придется распрощаться с премией.

❧На стадионе тоже не все гладко. Взревновавшая Скайлер в образе хорька кусает Бьёрга, совершенно не с тем эффектом, которого она ожидала: Бьёрг переносит свои раны на Тинну, после чего ему вдобавок приходится испытать силу кулаков Сирила Жилина за оскорбление чувств верующих, а также удивиться (как и всем присутствующим), что Скайлер, оказывается, умеет говорить. Влившийся в их теплую компанию школьный психолог помочь разрешить острую ситуацию ничуть не помогает. Впрочем, есть шанс, что вскоре происходящее на стадионе вновь вернется в деловое русло.

❧В лесопарковой зоне Стебля ученики Пыльцы накрывают столы для фуршета под неусыпным взором Гюнтера Лейманна, не забывая в процессе хвастаться своими умениями. В результате крупной ссоры между Эдвардом Палмером и Рензо Имамурой последний убегает в чащу леса. Гюнтер, кажется, сам уже не рад, что в принципе однажды связался с преподаванием в школе, а окружающие тактично пытаются сгладить ситуацию и доделать все необходимое.

❧Рензо Имамура, сбежавший в лес, предается размышлениям о собственной ничтожности. Его ищут Кайл Джонсон и Лайзен Рид по поручению Гюнтера.

❧Хизер Форсет сбегает с острова, не желая участвовать в "глупых заданиях от тупой школы" и неприкаянно бродит по Гонконгу. Как известно, если что-то может пойти не так - оно обязательно пойдет, поэтому Форсет сталкивается с Андреем Чайковским и Михаилом Жилиным, которым очень интересно, почему девочка не в школе.

❧Директора в мыле носятся по комплексу и пытаются срастить несращиваемое.

Продолжение следует?

Sapphire lotus: battle for your dream

Объявление

Время и погода 4 октября, 2013 год, день. На улице тепло. Яркое солнце, голубое небо с редкими кучевыми облаками, лёгкий ветерок. Словом, погода изумительна. Связь с администрацией Skype: simply_hao
О форуме Рейтинг: 18+;
Система: локационная;
Жанр: АУ, приключения, фантастика, повседневность; Акции Игроки ищут Власть имущие
Новости
15.05.2015 Проводится перекличка здесь.

13.02.2015 Панель с очередью постов временно переехала в левый край и теперь открывается по клику. Не теряйте =)
Наши партнеры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sapphire lotus: battle for your dream » Прошлое » 07.12.2011||Подарок к Рождеству


07.12.2011||Подарок к Рождеству

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1.Время и место действия:
17 декабря 2011 года, суббота.
ТЦ IFC на набережной
2.Общее описание:
Предпоследняя суббота перед Рождеством - отличное время приобрести подарки и превосходный повод укрепить отношения с опекуном. Узнать друг друга получше и отлично повеселиться вместе.
3.Участники:
Сирил и Михаил Жилины.

0

2

Михаил ждал Сирила около IFC Mall, неподалёку от выхода со  станции Центра, где школьная ветка метро пересекается с общей сетью. Из-за беспокойства он был готов потратить лишнее время и забрать ребёнка прямо со школы, однако несколько не связанных с собой людей заверили, что это будет излишне и что проехать по прямой, а оттуда пройти сотню метров, Сирил вполне способен. В конце концов, не такой уж он ребёнок, уже даже подросток и, насколько заметил Михаил во время недолгого совместного проживания, он понимает, что такое метро и способен ориентироваться в пространстве.
«Не делай из него идиота», - сам себя в мыслях приструнил Михаил, раздражённый тем, что ведёт себя как наседка.
Михаил с удовольствием поехал бы по магазинам на такси, а ещё лучше - на личной машине, но реалии их теперешнего места проживания были таковы, что личный автотранспорт представлял собой крайне дорогое удовольствие. Да и такси тоже. Учитывая, какие траты им предстояли, это было бы излишним расточительством.
К тоже же, во всём есть положительные стороны: в Гонконге самое начало сухого сезона, так что ожидание на улице было приятны, не вызывавшим ассоциации с парилкой. Шестнадцать тепла для этого места, конечно, прохладно, но Михаил спокойно чувствует себя в сером пальто из шерсти, чёрных, идеально выглаженных брюках шерстяных же брюках и хлопковой рубашке. Не то чтобы зимой в России он ходил в горнолыжке, хотя Сибирь порой почти требовала этого, но всё же там он надевал термобельё, шарф носил куда более плотный, да и на ногах были ботинки, а не закрытые туфли.
И, помимо всех объективных причин считать этот день приятным, была ещё и самое важная – сегодня Михаил собирался купить Сирилу первый настоящий, хороший костюм. Чтобы потом они всей семьёй смогли красиво и чинно отпраздновать Рождество. В целом, будучи все выходцами из России, они могли бы отмечать Новый год, но сошлись – в основном сошлись они с Ленноном, что игнорировать всеобщие массовые гуляния было бы странно. Так что пусть будет Рождество, всякая там индейка и прочее – про еду Михаил не думал, оставив это Леннону.
У него были дела и поважнее. Например, чтобы все выглядели подобающе случаю. Попытки привить хороший вкус своему парню он уже давно оставил, но вот Сирил всё-таки находится под его ответственностью. Он просто обязан научить мальчика хорошим манерам и выдержанному стилю. Особенно если учесть, в какой манере тот предпочитал одеваться сейчас.
Нервно посмотрев на часы, чертыхнулся и полез за мобильником: наручные хоть и были довольно красивыми, имели только часовую стрелку, дающую весьма приблизительное представление о реальном положении дел.
Большие белые цифры, которые Михаил видел через специальную прорезь в чехле-книжке из гладкой кожи, показывали без четверти одиннадцать утра. «Ещё есть время, незачем названивать», - в очередной раз одёргивает он своё беспокойство, которое, впрочем, исчезает с его лица в то же мгновение, как он видит дражайшего – никакого сарказма! – опекаемого.
Засунув телефон обратно в карман, он распахивает объятия и крепко обнимает Сирила, здороваясь с ним, а потом отстранившись, оглядывает того с головы до пят и, понимая, какой объём работы ему предстоит, тяжко вздыхает.
- Как добрался? - он упорно не хочет отпускать Сирила, с которым теперь видится едва ли пару раз в месяц, а потому берёт его под руку, увлекая внутрь торгового центра. – У нас в семье традиция: встречать Новый Год в торжественной атмосфере. Красивая обстановка, еда и, конечно же, одежда,  - он умалчивает, что традиция введена им в авторитарном порядке. Ничьё больше мнение по этому вопросу он не спрашивал. - Не смокинг или фрак, безусловно, - тут Михаил ещё раз тяжко вздыхает, потому что если не фрак, то хотя бы смокинг ему хотелось, однако пока не представлялось возможности, достойной такого случая, и тут же улыбается, потому что на их, несомненно, скорую свадьбу с Ленноном он купит обязательно купит что-то в этом роде, - но хороший костюм обязателен. У меня и Андрея, - по кличке он именует парня только при прямом обращении или в своей голове, - костюмы уже есть, так что ограничимся закупкой всяких галстуков и прочей мелочевки. А вот тебя надо нарядить полностью! – здесь он уже не сдерживает радостного возбуждения в голосе, затаскивая Сирила внутрь Brunello Cucinelli на втором этаже. – Мы всегда соблюдаем единую цветовую схему в оформлении квартиры и аксессуарах. Раз это твой первый год, то право выбора за тобой, - обычно такие вопросы он решал единолично. Но сейчас это был не просто выбор костюма или приятный шопинг. Приглашением на этот вечер он подчёркивал, что Сирил для него не менее семья, чем Леннон, а потому не только имеет право присутствовать, но и – пусть лишь в какой-то мере (так, отказ от участия Михаил бы не принял никогда), - решать.

+2

3

Слишком много людей. Забившись в угол в вагоне метро и кутаясь в свитер на два размера больше нужного, Сирил старался дышать медленно и глубоко, как и советовали ему один за другим все психологи и психиатры, но помогало плохо. Случайные толчки и касания сводили на нет все попытки успокоиться, а учащающееся сердцебиение пугало лишь больше. Но это же не случится вдруг, правда? Ничего не произойдёт без предупреждения. Он ведь сыт, хорошо выспался, здоров, насколько это возможно. Сирил окинул толпу мимолётным затравленным взглядом и опустил руку на пояс, где сквозь толстый свитер нащупал ножны. Вдох-выдох. Вдох. И медленный выдох. Плечи опустились, Сирил прикрыл глаза и прислонился лбом к поручню, в тяжести ножа на поясе найдя наконец крохотный остров покоя среди бурлящего океана людей. Символ защиты.
Но он не знал и не желал задумываться о том, была ли то защита окружающих от монстра внутри Сирила, или же призраки лабораторного прошлого никак не желали покидать его, подкарауливали в мешковатых куртках, косых взглядах, слишком близко пододвинувшихся пассажирах… Сирил нахмурился и стиснул поручень, резко распахивая глаза и рывком оглядывая толпу. Ничего. Вдох-выдох. Только руки холодеют, только волоски на коже встают дыбом от неясных мыслей. Скорее бы нужная станция.
Несмотря на нежелание сталкиваться с кем бы то ни было, Сирил протиснулся к выходу и первым выскользнул из открывшихся с шипением дверей вагона. Глубокий вдох. Ещё не свобода, не одиночество, но уже легче. Пальцы начали мелко дрожать, когда Сирил двинулся к выходу из метро в плотном потоке толпы. Пришлось крепче обнять себя за локти, скомкав мешковатые рукава в кулаках, ёжась от каждого случайного столкновения. Несмотря на желание сжаться в комок, голову Сирил держал высоко, и не только чтобы разглядеть хоть что-то над толпой со своим небольшим ростом. Сирил не видел себя со стороны, как то и дело нервно, по-птичьи дёргал головой туда-сюда в попытке разглядеть нужного человека. Как телёнок, потерявший мамку, Сирил казался таким же потерянным и покорным движению толпы.
Михаил всё же был там. Ждал его. Ждал с нетерпением, удовольствием, – один взгляд на его фигуру породил такое смешение чувств и мыслей в голове, что на миг Сирил просто перестал думать о чём бы то ни было. Он сам не заметил, как ускорил свой шаг, как толпа расступилась, пропуская его к цели. В объятия он влетел так, что Михаилу пришлось отступить на пару шагов. В горле заскребло, едва Сирил ощутил это – его тепло, его руки, крепко обнимающие, дающие обещание защиты и понимания, каких Сирил не знал никогда, каких не знал даже Сириэль, за свою долгую жизнь перебравший все роли и маски кроме роли по-настоящему любимого сына. Хотелось простоять так как можно дольше, несколько часов или даже дней, не двигаясь с места. Сирил задержал дыхание, ощущая, как горло давит всё сильнее, а глаза начинает щипать. Ну вот ещё, что за глупость… Михаил же сейчас увидит и… И скажет что-нибудь. Что за манера распускать нюни, едва опекун тебя обнимает? Михаил ещё подумает, что что-то не так.
Сирил старался думать об этом, заставляя себя унять волнение, когда Михаил отстранил его от себя и внимательно вгляделся в его лицо, но в голове билось только эгоистичное желание вернуться в тёплые объятья.
«Прекрати», – одёрнул он себя, вновь стараясь дышать глубоко и спокойно. Мелкая дрожь с пальцев перекинулась уже на плечи, Сирил опустил взгляд в смятении. Нельзя же так себя вести? Необходимость держать дистанцию, заложенная множеством правил этикета в подкорку, заставила Сирила покорно опустить руки и взять мелочные желания под контроль. Не маленький, в самом деле, так липнуть к взрослому мужчине. Извечные опасения, что его привязанность может быть истолкована превратно и вызвать закономерное недовольство Андрея, в который раз позволили Сирилу скорее взять себя в руки, только щёки с кончиками ушей зарделись, выдавая внутреннее смятение. Сирил скомкал края рукавов в пальцах и выдавил из себя улыбку.
Нормально. Я… скучал, – добавил он, только так решившись сказать о своих чувствах. Михаил уже говорил о чём-то своём, и Сирил, внимательно слушая, подумал, что тот мог и не расслышать его слов. Сирил не знал, радует его это или огорчает, только с удовольствием дал взять себя под руку и быстрым коротким жестом прижался щекой к плечу Михаила, скрытому под плотной тканью пальто. – Я думал тоже сделать вам какие-нибудь подарки, – пробормотал он, вспомнив о городском рюкзаке за спиной с некоторыми отложенными накоплениями со стипендии и карманных денег, – …но совсем не знаю, что бы подарить Андрею… Синий? – Сирил поднял на Михаила взгляд, будто спрашивал, правильный ли ответ. – И золотой. Как «Красавица и Чудовище», – осмелился он улыбнуться шире, вместе с Михаилом вступая под сень молла. Сердце заколотилось быстрее в ожидании реакции опекуна. Угадал?.. Слишком смело?.. Не вовремя?.. Наверное, следовало подумать.

+1

4

Михаил досадливо хмурится, когда чувствует, как Сирил прижался к нему щекой. Дело не в самом жесте, хотя он, конечно, ребячливый. Михаилу всегда мешает раздвоенность.
Слишком много страха и дёрганности в этом. Да и в принципе во всём Сириле. Оно и понятно: парень прошёл через ад. Так что Михаил старался не устраивать истерики на очередное (даже звучит жутко!) самоубийство и делать вид, что не замечает, что тот вечно таскает с собой нож, хотя это и заставляет его нервничать от одного взгляда на рамки в магазинах. Говорят, они вовсе не на металл реагируют, но мало ли…
И он помнил, что нельзя сравнивать детей с другими. И по сравнению с самим собой в прошлом Сирил определённо прогрессирует! Но Михаил не может не сравнивать. Он не считает Сирила хуже остальных, более уравновешенных детей. Но и встать в позу, что Сирил просто особенный и не такой как все он тоже не может. Потому что «не такой» в конкретно данном случае означает «проблемный» и порой «неадекватный».
Так что для любого другого пацана четырнадцати лет нож за поясом, постоянное дёрганье, вздрагивание и вечные неуверенные, будто просяще-вопросительные интонации были бы поводом немедленно бить тревогу.
А для Сирила это уже прогресс. И нужно делать вид, словно так и надо.
И делать-то вид можно. Но при каждом взгляде на Сирила всё в Михаиле кричало, что тот не в порядке.
Услышав про подарок, Михаил мгновенно переключается, надеясь, что в момент раздумий не пропустил ничего важного. Он весело фыркает, неопределённо махнув свободной рукой:
- Если б я знал! Понимаешь, когда человек постиг дзен, ему уже не особенно что-то и нужно, - это в определённой степени ирония, ведь дзен-то тут не причём, но Леннон и правда крайне неприхотливый. Поэтому сам Михаил либо покупал что-то достаточно дорогое, до чего у Леннона руки не дойдут, вроде телефонов и кухонной техники с вывертами, либо просил тыкнуть пальцем, что конкретно из фото-принадлежностей надо, либо уж дарил какую-то мелочь, приправляя её отменным сексом. Хотя последнее, конечно, и не честно: во-первых, секс у них слишком част, чтобы служить разменной валютой, во-вторых, нравится обоим. Но Леннон пока не жаловался, так что Михаил всегда оставлял себе такой выход из ситуации.
Третий вариант Сирилу, ясное дело, не доступен. Первые два… Маловероятно, что он скопил столько денег со стипендии и карманных.
- К счастью, он из тех, кто радуется вниманию не меньше, чем самому подарку, - а это, в сущности, совсем не ответ. Михаил раздражённо выдыхает, судорожно перебирая варианты в голове: - У него коврик для медитаций износился до тряпки. Такие можно найти в спортивных магазинах. Фитнес-трекер, - он обхватывает пальцами запястье, показывая, что именно имеет в виду, - он же бегает регулярно. Не то чтобы ему такое нужно, но если получит – наверняка оценит. И можно ещё какой-нибудь дурацкий яркий свитер. Тогда я смогу выкинуть, наконец, тот оранжевый, затёртый в катышку.
Это не серьёзное недовольство, Михаил слишком давно смирился с положением вещей. Ему тоже шли навстречу со всякими красивыми праздниками, например. В конце концов, пусть Леннон и был верен своему стилю, упорно отказываясь от классики, он и не устраивал истерик, когда Михаил всё же не выдерживал и мыл полы чем-то из его заношенных вещей, купив в замен аналогичную. - Если хочешь, то давай сегодня походим и выберем для него что-нибудь?
Он мягко гладит Сирила по плечу, второй рукой обводя магазин, словно это его владения.
– О, чудесный выбор! Синий тебе очень пойдёт. Выбирай, что нравится, - сказка так сказка. Михаил опасался чего-то безвкусного, так что на это банальное, но классическое сочетание был согласен полностью. Михаил сворачивает влево, приближаясь к стойкам с пиджаками. Честно говоря, отдельные пиджаки этой марки казались ему куда интереснее костюмов. Брюки-то не проблема. Совсем строгая одежда на ребёнке будет смотреться смешно, но как раз есть относительно свободный синий пиджак, мягкого простого кроя…
Михаил оборачивается, чтобы узнать, как на это смотрит сам Сирил, но неожиданно обнаруживает того в противоположном конце зала, у манекенов с платьями. Михаил понимающе усмехается и подходит следом: у девочек, конечно, всегда есть на что посмотреть. Он и сам часть времени шоппинга тратит на разглядывание всяких милых юбок-платьев-блузок. Это как смотреть на Феррари. Что-то совершенно прекрасное, чем ты никогда не сможешь владеть.
Он вешает пиджак на место – здесь вещь за несколько минут едва ли выкупят,- и подходит к Сирилу. Он проводит пальцами по легчайшей юбке из газа и вздыхает: - Красиво, что сказать. Хотя перья сверху, конечно, не очень удобно. Облетят в момент.

+1

5

Только Михаил и удерживал его от падения, и неважно, знал ли он сам об этом или нет. Сирил чувствовал это, когда волна переживаний, как бурные воды, захлёстывала его с головой. Не соломинка, нет, Михаил был широкой и прочной доской, державшей Сирила на поверхности. Но кроме него больше не на что было опереться, положиться, оглянуться. Оставалось только держаться всеми силами, чтобы не быть утянутым водоворотом на глубину, о которой Сирил боялся даже думать.
Пальцы подрагивали, будто вовсе не фигурально устали цепляться и вытягивать тяжёлое тело. Кусая губы, Сирил вслушивался в голос Михаила, силясь отрешиться от заполонивших голову мыслей и образов, от работы собственного разума, подсказывавшего, откуда можно спрыгнуть или куда можно сунуть голову, чтобы избавиться от кипящего внутри котла переживаний. Как дурной компьютер, которому не хватает уже простой перезагрузки, нужна переустановка системы и удаление всех вирусов.
- Д-да, - поспешил он втиснуть свои пять копеек в рассказ Михаила, будто надеясь заглушить внутренний голос неуместной репликой. - Я-то думал о том, чтобы подарить ему запонки или галстук. Ты же и ему костюм будешь покупать? Но ты прав, надо дарить что-то, что ему понравится, - сказал он тихо, но горячо и выдохнул, будто в гору взбежал. Он не видел себя со стороны, ссутуленного, жмущегося к опекуну, но знал бы кто, как он старался быть сегодня нормальным для Михаила, не глядеть на толпы покупателей, не искать "простого" решения проблемы.
Отдел встречает их мягкой музыкой и почти полным отсутствием других людей. Сирил медленно выдыхает, скомканным в кулаке рукавом проводя по лбу, и чувствует себя достаточно уверенно, чтобы наконец отлепиться от Михаила и сделать хотя бы пару шагов. Не чтобы рассмотреть одежду, нет. Какое-то время Сирил даже не видит её, скользя пустым взглядом по вешалкам и идя сквозь ряды манекенов. Каким-то чудом консультанты не трогают его, и слава богу, иначе Сирил бы не поручился за то, смог бы и дальше сохранять на себе маску нормальности.
Женская одежда предстаёт не внезапно, Сирил просто осознаёт себя среди манекенов в платьях. И сам не замечает, как расслабляется постепенно. Мягкие изгибы, изящные линии, лёгкие ткани и множество складок. В женской одежде всегда было много того, чего в мужской могло никогда и не появиться. Красота, как некий антипод строгости и суровости. Невинность, мягкость и нежность. Сирил позволил себе улыбнуться, когда Михаил подошёл, деля с ним минуту любования.
- Всё же это не на каждый день, - попытался защитить он наряд. И пожал плечами: - Не то чтобы я сам люблю перья на одежде. На шляпках, разве что.
Не удержавшись, он снял одно из платьев, вытянул бирку, чтобы проверить размер, и приложил к себе, улыбнувшись Михаилу.
- Что думаешь? Конечно, оно не такое праздничное, как другие, и не синее, но...
В голове была блаженная пустота. Сирил давно уже не ощущал такого покоя на сердце, порождённого то ли уверенностью в своём решении, то ли детским нежеланием решать что-либо вообще. Женское платье... ни капли отторжения, ни одного осторожного вопроса самому себе, то ли он делает. Не желание эпатировать, не попытка каприза, не проверка границ терпения опекуна - лишь подсознательное ощущение, что ступил на знакомую тропу. И пусть путь лежал в полной темноте, но Сирил понимал, что может идти вперёд без боязни споткнуться.
- ...можно разбавить аксессуарами. К тому же, это настоящий кашемир. Я ведь могу примерить? - спросил он, чувствуя, как щёки покрываются румянцем, и шагнул в сторону кабинок, не отводя вопрошающего взгляда от Михаила.

0


Вы здесь » Sapphire lotus: battle for your dream » Прошлое » 07.12.2011||Подарок к Рождеству


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC